Привлечение к субсидиарной ответственности ликвидатора должника

Самое важное на тему: "Привлечение к субсидиарной ответственности ликвидатора должника" с комментариями профессионалов. При возникновении вопросов можно обратиться к дежурному консультанту.

Новые основания для привлечения ликвидатора организации к субсидиарной ответственности

Привет всем! Одним из способов прекращения деятельности юридического лица является ликвидация организации на основании решения участников (учредителей) юридического лица. В случае принятия участниками общества решения о ликвидации организации в порядке ст. 62 ГК РФ назначается ликвидационная комиссия (ликвидатор), устанавливается порядок и сроки ликвидации.

С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят все полномочия по управлению делами общества (п. 3 ст. 62 ГК РФ, п. 3 ст. 57 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

Таким образом, действующее законодательство приравнивает правовой статус ликвидатора к статусу руководителя организации, следовательно, ликвидатор не только пользуется правами руководителя организации, но и несет ответственность, установленную законом для руководителей организаций, в том числе прав и обязанности руководителя организации, установленные Законом о банкротстве.

[2]

Последствия неисполнения ликвидатором обязанности по передаче арбитражному управляющему документации должника

П. 2 ст. 126 Закона о банкротстве в качестве последствия введения в отношении должника конкурсного производства наряду с иными последствиями, указывает о прекращении полномочий руководителя должника с момента принятия решения о признании должника банкротом.

Руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Названная выше обязанность в полной мере относится и на ликвидатора, в случае не исполнения такой обязанности ликвидатор может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В рамках дела А33-17721/2013 года рассматривался вопрос привлечения ликвидатора к субсидиарной ответственности на сумму 73 296 870,04 рубля. Суть спора сводится к следующему: конкурсный управляющий ООО «Сибирская «Жуньпэн» (далее – Должник) обратился в арбитражный суд Красноярского края с требованием о привлечении ликвидатора Должника к субсидиарной ответственности в размере 73 296 870,04 рубля.

Позиция конкурсного управляющего основывалась на следующем: Р ешением арбитражного суда Красноярского края от 12.12.2013 года ООО «Сибирская «Жуньпэн» был признан банкротом.

В рамках мероприятий проведенных в процессе банкротства Должника Конкурсным управляющим была установлена дебиторская задолженность в размере 113 533 000 рублей. Последняя бухгалтерская отчетность Должника, в котором и содержалась информация о дебиторской задолженности, сдавал ликвидатор в 2013 году.

16.12.2013 года по запросу конкурсного управляющего ликвидатор передал документацию Должника конкурсному управляющему, был подписан акт приема-передачи. Однако первичная документация относительно дебиторской задолженности передана не была.

20.12.2013 года конкурсный управляющий повторно обратился к ликвидатору с требованием предоставить документацию в подтверждение дебиторской задолженности. На данный запрос от ликвидатора ответ не поступил, в связи с чем конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о привлечении ликвидатора к субсидиарной ответственности, так как после реализации активов должника удовлетворить требования всех кредиторов не удалось.

Как видно конкурсный управляющий в качестве основания привлечения ликвидатора к субсидиарной ответственности ссылался на так называемое «формальное» основание привлечения руководителя Должника к ответственности, а именно не передача конкурсному управляющему документации должника в течении 3 дней с момента признания должника банкротом (абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве)

При доказанности названного обстоятельства предполагается (если не доказано иное), что должник признан банкротом в следствии действий контролирующих должника лиц, в рассматриваемом случае в результате действий ликвидатора.

Относительно применения абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве сформирована единообразная правоприменительная практика, в соответствии с которым одно лишь формальное установление факта не передачи документации не может служить основанием для привлечения контролирующего должника лица к ответственности.

В комментируемом деле конкурсный управляющий представил надлежащие доказательства, свидетельствующие о том, что не предоставление документации являлось причиной затруднительности формирования конкурсной массы, невозможности взыскания дебиторской задолженности.

В частности конкурсный управляющий представил доказательства предпринятых мер по получению первичных документов от государственных органов (налоговые, таможенные, Росфиннадзор) однако подлинники первичных документы получены не были, а полученные копии в виде распечаток электронных документов были в нечитаемом состоянии.

В свою очередь отсутствие документации привело к невозможности инициирования судебных тяжб в отношении контрагентов Должника (иностранные компании), сроки исковой давности были пропущены.

Определением Арбитражного суда Красноярского края ликвидатор Должника был привлечен к субсидиарной ответственности в размере 73 296 870,04 рубля.

Суд констатировал факт наличия у ликвидатора обязанности как руководителя Должника по ведению бухгалтерского учета и обеспечения сохранности документации должника, факт не передачи конкурсному управляющему первичной документации о дебиторской задолженности и как следствие невозможность взыскания дебиторской задолженности в связи с отсутствием первичной документации.

Суды апелляционной и кассационной инстанции не согласились с позицией суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции, указал, что ликвидатор передавал, а конкурсный управляющий принимал документацию должника в виде папок, оговорок о том, что документация принимается под условием последующей проверки сделано не было.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что Конкурсным управляющим как истцом не доказан факт не передачи документации относительно дебиторской задолженности, из буквального толкования текста письма от 20.12.2013 года не вытекает, что Конкурсный управляющий отметил факт отсутствия документации относительно дебиторской задолженности. К аналогичным выводам пришел суд кассационной инстанции.

Определением Верховного Суда РФ судебные акты судов апелляционной и кассационной инстанции отменены, обособленный спор направлены в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

Позиция ВС РФ сводится к следующему:

В первую очередь ВС РФ отметил допущенную судами апелляционной и кассационной инстанции ошибку при распределении бремени доказывания, так как именно ликвидатор а не конкурсный управляющий обязан опровергнуть презумпцию указанную в действующем на тот момент пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве о наличии причинно-следственной связи между несостоятельностью должника и действиями (бездействием) контролирующего лица при отсутствии документов бухгалтерского учета и (или) отчетности.

Таким образом, именно ликвидатор обязан доказать факт полной передачи документации должника конкурсному управляющему, а последний объективно в момент принятия документов не может с достоверностью установить комплектность и полноту передаваемых документов.

Читайте так же:  Как происходит нотариальная сделка купли продажи квартиры

Суд также отметил, что неблагоприятные последствия передачи документов без описи, в виде папок должен понести именно ликвидатор, поскольку именно на нем лежит обязанность по передаче документации конкурсному управляющему.

Выводы

Комментируемое дело наглядно показывает, что и законодательство и суды ставят знак равенства между ординарными руководителями организаций и ликвидаторами, со всеми вытекающими последствиями. Следовательно, при ликвидации организации ликвидатор должен отлично понимать достаточно широкий перечень обязанностей возлагаемых на него законодательством, а также правовые последствия не исполнения своих обязанностей, в том числе те, которые указаны в Законе о банкротстве.

Не предоставление документации по запросу арбитражного управляющего либо игнорирование такого запроса при доказанности затруднительности формования конкурсной массы, безусловно повлечет наступление ответственности для такого лица.

При этом очень важно грамотно представить суду свою позицию (в комментируемом деле ликвидатор не принимал участия в суде первой инстанции).

Так в комментируемом деле суды, решая вопрос о наличии всей документации именно у ликвидатора указали на одно единственное обстоятельство – последнюю бухгалтерскую отчетность должника подписывалось и сдавалось ликвидатором.

Действительно, ликвидатор при проведении процесса ликвидации организации должен располагать всей документацией относительно хозяйственной деятельности организации. Однако один лишь факт подписания и сдачи бухгалтерской отчетности не может безусловно свидетельствовать о наличии всей документации именно у ликвидатора. Ведь документы теоретически могли не передаваться бывшими руководителями общества самому ликвидатору.

Таким образом, и в данном случае должна действовать опровержимая презумпция о том, что вся документация организации находится в распоряжении ликвидатора, однако ликвидатор может предоставить доказательства обратного. Кроме того, при возникновении вопроса привлечения к ответственности ликвидатора необходимо уточнить ответственность по каким обязательствам вменяется ликвидатору.

Так в рамках дела А41-59140/2015 в рамках дела о банкротстве ООО «Фаворит Авто» наряду с иными контролирующими должника к субсидиарной ответственности был привлечен ликвидатор Должника. Суд апелляционной инстанции, отменяя определение суда первой инстанции, указал, что не доказано, что документация должника и иные ценности предавались ликвидатору, следовательно, ликвидатор, не имея в распоряжении документации должника, по объективным причинам не мог передавать их конкурсному управляющему.

Кроме того суд апелляционной инстанции принял во внимание довод ликвидатора о том, что обязательства должника перед банками возникли по истечении 1 месяца после назначения на должность ликвидатора, сам ликвидатор данные договоры не подписывал.

Позиция весьма спорная, поскольку подпись в договоре в рассматриваемом случае правового значения не имеет, поскольку предполагается, что ликвидатор в момент назначения его на должность обязан анализировать документацию ликвидируемого должника, тем самым оценить риски и возможные неблагоприятные последствия взятия на себя полномочий руководителя должника.

В любом случае, необходимо отметить, что в правоприменительной практике суды не обращают внимание на специфику должности ликвидатора как лица, назначенного для организации прекращения деятельности юридического лица. Справедливости ради необходимо отметить, что в комментируемом деле ликвидатор как основной довод не заявлял о специфике должности ликвидатора, которого назначают не для организации хозяйственной деятельности, а именно для ликвидации организации.

Суды просто констатируют факт назначения лица на должность ликвидатора, вменяя последнему все права и обязанности руководителя организации, в связи с чем ликвидатору следует с полной ответственностью отнестись казалось бы к формальным требованиям, установленным в Законе о банкротстве, а именно предоставить по запросу арбитражного управляющего информацию относительно деятельности должника, надлежащим образом фиксировать факт полной передачи документации должника управляющему.

Привлечение к субсидиарной ответственности ликвидатора должника

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 5 сентября 2011 г. N Ф06-7031/11 по делу N А65-20584/2009 (ключевые темы: банкротство — руководитель должника — ликвидатор — субсидиарная ответственность — коммерческий банк)

05 сентября 2011 г.

Дело N А65-20584/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 29 августа 2011 года.

Полный текст постановления изготовлен 05 сентября 2011 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Богдановой Е.В.,

судей Петрова А.Л., Юсупова К.Т.,

лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества Коммерческий банк «Петрокоммерц» (Д.У.), г. Москва,

на определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.04.2011 (судья Иванов О.И.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2011 (председательствующий судья Серова Е.А., судьи Каплин С.Ю., Радушева О.Н.)

по делу N А65-20584/2009

по заявлению открытого акционерного общества Коммерческий банк «Петрокоммерц» (Д.У.), г. Москва, о привлечении Алексеева Константина Олеговича, г. Казань, к субсидиарной ответственности и взыскании в пользу общества с ограниченной ответственностью «Казанский торговый дом», г. Казань, 1 492 541 333 руб. 74 коп.,

в рамках дела о признании общества с ограниченной ответственностью «Казанский торговый дом», г. Казань (ИНН: 7723526616, ОГРН: 1047796933403) несостоятельным (банкротом),

открытое акционерное общество «Коммерческий банк «Петрокоммерц» (Д.У.) (далее — ОАО «КБ «Петрокоммерц»), являющийся конкурсным кредитором общества с ограниченной ответственностью «Казанский торговый дом» (далее — должник, ООО «Казанский торговый дом») обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан в рамках дела о банкротстве ООО «Казанский торговый дом» с заявлением о привлечении Алексеева Константина Олеговича как бывшего руководителя ООО «Казанский торговый дом» (его ликвидатора) к субсидиарной ответственности на основании пункта 5 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон и банкротстве) и взыскании с него в пользу ООО «Казанский торговый дом» 1 492 541 руб. 74 коп.

В обоснование заявления ОАО «КБ «Петрокоммерц» указало на неисполнение Алексеевым К.О., как руководителем ООО «Казанский торговый дом» обязанности по передаче конкурсному управляющему должника Берестневу Ю.В. документов бухгалтерского учета и отчетности предприятия, а именно бухгалтерской отчетности должника за 2007, 2008 года; регистров бухгалтерского учета должника за 2007-2009 года; первичных учетных документов по всем совершенным сделкам и иным хозяйственным операциям должника за 2007-2009 года.

Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.04.2011, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2011, в удовлетворении заявления ОАО «КБ «Петрокоммерц» было отказано.

[3]

Судебные акты мотивированы тем, что Алексеев К.О. как ликвидатор ООО «Казанский торговый дом» передал конкурсному управляющему все имеющиеся у него документы; доказательства передачи Алексееву К.О. предыдущим руководителем должника дополнительной бухгалтерской документации, в том числе, документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности заявителем в нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), не представлены.

Читайте так же:  До какого времени действует материнский капитал

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ОАО «КБ «Петрокоммерц» обратился в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит определение от 21.04.2011 и постановление апелляционного суда от 29.06.2011 отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование жалобы приведены доводы о неправильном применении судами норм материального (пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве, положений Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Федеральный закон от 21.11.1996 N 129-ФЗ) и процессуального права (статьи 65 АПК РФ). Также, по мнению заявителя жалобы, суды двух инстанций дали неверное толкование пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, в связи с чем на основании части 3 статьи 284 АПК РФ кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие, в порядке, предусмотренном главой 35 АПК РФ.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права в пределах, установленных статьей 286 АПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия кассационной инстанции находит их подлежащими отмене в силу следующих обстоятельств.

Как установлено арбитражными судами, Алексеев К.О. был назначен ликвидатором ООО «Казанский торговый дом» на основании решения единственного участника общества от 29.06.2009. Заявление о признании ликвидируемого должника банкротом в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи 224 Закона о банкротстве, направлено Алексеевым К.О. в суд 29.07.2009.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 01.10.2009 ООО «Казанский торговый дом» признано несостоятельным (банкротом) по правилам параграфа 1 главы XI Закона о банкротстве и в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим должника утвержден Берестнев Ю.В.

Предметом заявления ОАО «КБ «Петрокоммерц» явилось требование о привлечении к субсидиарной ответственности ликвидатора должника — Алексеева К.О., как его руководителя, на основании пункта 5 статьи 10 Закона о банкротстве, в основание которого заявителем были положены обстоятельства, связанные с ненадлежащим исполнением последним обязанности по передаче конкурсному управляющему должника Берестневу Ю.В. бухгалтерской и иной документации должника.

Как правомерно указано арбитражными судами, в силу положений статьи 2 Закона о банкротстве и статьи 62 (пункт 3) ГК РФ ликвидатор должника является руководителем последнего.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды двух инстанций указали на передачу Алексеевым К.О. как ликвидатором ООО «Казанский торговый дом» конкурсному управляющему всех имеющихся у него документов и непредставление заявителем доказательства передачи Алексееву К.О. предыдущим руководителем должника дополнительной бухгалтерской документации.

Однако данные выводы судов не соответствуют нормам материального и процессуального права.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Поскольку в силу положений пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве передача конкурсному управляющему бухгалтерской и иной документации является обязанностью руководителя предприятия (который несет ответственность и за организацию хранения такой документации в соответствии с пунктом 3 статьи 17 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ), то и обязанность доказывания надлежащего исполнения данной обязанности в силу статьи 65 АПК РФ лежит на бывшем руководителе должника (в рассматриваемом случае — на его ликвидаторе).

Нарушения со стороны ликвидатора Алексеева О.К., как руководителя должника, на которые ссылается заявитель, имели место после 05.06.2009. С учетом разъяснений, данных Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 2 информационного письма от 27.04.2010 N 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», к спорным правоотношениям применяется названная норма права с изменениями, внесенными Законом N 73-ФЗ.

Согласно пункту 5 статьи 10 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ) руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

В совокупности с положениями пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации, вследствие чего она не была передана конкурсному управляющему, а также ненадлежащее ведение бухгалтерского учета.

Приведенная норма права устанавливает новый, самостоятельный юридический состав для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по долгам предприятия-банкрота.

При этом данная норма не связывает основание привлечения бывшего руководителя должника (его ликвидатора) к ответственности и ее объем с исполнением правопредшественником последнего обязанности по передаче соответствующей документации новому руководителю (ликвидатору).

Поскольку судами первой и апелляционной инстанций неправильно применены нормы материального и процессуального права, суд округа считает необходимым обжалуемые определение и постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, при котором суду следует устранить отмеченные нарушения, установить все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, проверить доводы лиц, участвующих в деле, и дать им оценку с учетом всей совокупности представленных по делу доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287, статьями 284, 286, 288, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

Читайте так же:  До какого года можно приватизировать земельный участок

определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.04.2011 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2011 по делу N А65-20584/2009 отменить.

Дело направить в Арбитражный суд Республики Татарстан на новое рассмотрение.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

А.Л. Петров К.Т. Юсупов

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 5 сентября 2011 г. N Ф06-7031/11 по делу N А65-20584/2009

Обзор документа

Конкурсный кредитор потребовал привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя фирмы-должника.

Причина — ответчик не исполнил обязанность по передаче документов бухгалтерского учета и отчетности конкурсному управляющему.

Суды двух инстанций сочли, что оснований для ответственности нет, поскольку бывший руководитель не исполнил названную обязанность из-за того, что перечисленная документация ему не была передана предыдущим директором.

Суд округа не согласился с этой позицией и пояснил следующее.

В силу Закона о банкротстве руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если к моменту введения наблюдения (или признания банкротом) нет документов бухгалтерского учета и (или) отчетности либо они не содержат информацию об имуществе, обязательствах и их движении или сведения искажены.

Передача конкурсному управляющему бухгалтерской и иной документации — обязанность руководителя. Соответственно, на последнем лежит и бремя доказывания того, что он надлежаще ее исполнил.

Названая ответственность руководителя предприятия-должника возникает при неисполнении им обязанности по организации хранения бухгалтерской документации, вследствие чего она не была передана конкурсному управляющему.

Приведенная норма устанавливает самостоятельный юридический состав для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по долгам предприятия-банкрота.

При этом данное положение не связывает основание для привлечения бывшего руководителя должника к такой ответственности (и ее объем) с тем, как правопредшественник последнего исполнил обязанность по передаче соответствующей документации новому директору.

Кассация разъяснила проблемы привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дел о банкротстве

Арбитражный суд Уральского округа представил на своем сайте итоговую справку по вопросам привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дел о банкротстве.

Документ построен в форме ответов на вопросы по проблемным аспектам применения законодательства о несостоятельности. Так, в частности, кассационный суд разъясняет, следует ли считать основанием для отказа в удовлетворении исковых требований то обстоятельство, что иск о привлечении ликвидатора юридического лица к субсидиарной ответственности по ст. 10 Закона о банкротстве предъявлен в отсутствие возбужденного дела о банкротстве.

В силу п. 2 ст. 62 ГК РФ учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливают порядок и сроки ликвидации в соответствии с данным Кодексом, другими законами.

В пункте 1 ст. 63 ГК РФ предусмотрено, что ликвидационная комиссия помещает в соответствующих органах печати публикацию о ликвидации юридического лица и о порядке и сроке заявления требований его кредиторами. Ликвидационная комиссия принимает меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также письменно уведомляет кредиторов о ликвидации юридического лица.

Порядок ликвидации юридического лица, установленный ст. 61–64 ГК РФ, не может считаться соблюденным, если ликвидируемому должнику и его ликвидатору было достоверно известно о наличии неисполненных обязательств перед кредитором, потребовавшим оплаты долга, в том числе путем инициирования судебного процесса о взыскании задолженности, при этом ликвидатор письменно не уведомил данного кредитора о ликвидации должника и не произвел расчета с ним, а также представил в регистрирующий орган недостоверный ликвидационный баланс.

Вышеуказанные действия ликвидатора, а также отсутствие его обращения с заявлением о признании ликвидируемого лица банкротом свидетельствуют о несоблюдении ликвидатором установленного порядка ликвидации юридического лица и о противоправности его поведения.

При этом именно ликвидация через процедуру конкурсного производства обеспечивает справедливое распределение среди кредиторов средств, вырученных от продажи имущества несостоятельного должника, которой предшествует формирование конкурсной массы, в том числе за счет реализации конкурсным управляющим предоставленных ему законодательством о банкротстве полномочий, касающихся поиска, выявления и возврата имущества должника, находящегося у третьих лиц, оспаривания сделок должника, совершенных в преддверии банкротства, привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Таким образом, несмотря на отсутствие процедуры банкротства, суд с учетом положений ст. 133 АПК РФ, разъяснений, данных в п. 3 постановления Пленума Верховного суда РФ № 10 и Пленума Высшего арбитражного суда РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», принимая также во внимание существо преследуемого истцом материально-правового интереса, вправе самостоятельно определить правовую квалификацию заявленных требований, при необходимости предложить истцу уточнить исковые требования и разрешить вопрос о привлечении ликвидатора к ответственности на основании общих норм гражданского законодательства.

Ссылка ликвидатора на отсутствие возбужденного в отношении юридического лица дела о банкротстве сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска.

[1]

С текстом итоговой справки АС УО, посвященной вопросам привлечения к субсидиарной ответственности в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) можно ознакомиться здесь.

Нарушение порядка ликвидации: субсидиарная ответственность

Вопрос: Субсидиарная ответственность за нарушение порядка ликвидации: изменились ли подходы после вступления в силу Декрета N 7?

Ответ: Вступление в силу Декрета N 7 не повлекло существенных изменений подходов к субсидиарной ответственности за нарушение порядка ликвидации.

Законом о банкротстве предусмотрено два основания для привлечения лиц к субсидиарной ответственности по долгам «должника-банкрота»:

— банкротство является следствием действий (бездействия) лиц, имеющих право давать указания юрлицу ;

— основания для процедуры банкротства имеются, но обязанными лицами не подано своевременно заявление должника о банкротстве .

Кроме того, Положением о ликвидации предусматривается самостоятельное основание для привлечения к субсидиарной ответственности «должника — не банкрота»
в случае, когда юрлицо было исключено из ЕГР вследствие процедуры ликвидации без применения процедуры банкротства в результате действий собственника имущества (учредителя, участника) или ликвидатора, допустивших нарушение
законодательства .

Таким образом, привлечение определенного круга лиц возможно не только при процедуре банкротства, но и в случае ликвидации без применения процедуры банкротства.

Как показала наша практика, в период с 2015 по 2017 год резко возросло количество дел о привлечении к субсидиарной ответственности, возбуждаемых по первому из вышеперечисленных оснований . Вступление в силу Декрета N 7 было призвано изменить сложившуюся правоприменительную практику. Однако на момент принятия Декрета N 7 возник вопрос о том, каким образом соотносятся нормы Декрета N 7, Закона о банкротстве и Положения о ликвидации.

Читайте так же:  Предварительный договор мены квартиры с доплатой образец

Собственник имущества юрлица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в том числе руководитель юрлица, имеющие право давать обязательные для этого юрлица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юрлица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юрлица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц .

Существует мнение, что такая формулировка нормы означает, что привлечение собственника, руководителя, иного лица к субсидиарной ответственности возможно исключительно в случае, если банкротство вызвано действиями соответствующих лиц. На наш взгляд, в таком случае указанная норма также должна отменять субсидиарную ответственность участников ОДО , ответственность товарищей по обязательствам полного товарищества и иные виды субсидиарной ответственности в корпоративных правоотношениях.

По нашему мнению, буквальное толкование нормы Декрета N 7 позволяет сделать вывод о том, что п. 5.6 Декрета N 7 упоминает только субсидиарную ответственность, возникающую при признании юрлица банкротом, и соответственно изменяет исключительно положения Закона о банкротстве о субсидиарной ответственности,
т.к. только Законом о банкротстве устанавливается субсидиарная ответственность «должника-банкрота». В то время как изложенное в п. 25 Положения о ликвидации основание привлечения к субсидиарной ответственности является самостоятельным и не претерпевает каких-либо изменений в связи с положениями Декрета N 7.

Таким образом, несмотря на то, что до сегодняшнего дня ведутся дискуссии о соотношении ч. 1 ст. 11, ч. 3 ст. 11 Закона о банкротстве и положений Декрета N 7,
по нашему мнению, совпадающему с мнением большинства теоретиков, нормы
Декрета N 7 не затрагивают действие п. 25 Положения о ликвидации. И соответственно собственник имущества и ликвидатор могут быть привлечены к субсидиарной ответственности в случае исключения из ЕГР без процедуры банкротства.

Как привлечь должника к субсидиарной ответственности

Средством защиты прав кредиторов выступает институт привлечения к субсидиарной ответственности (СО). Под ней понимают право взыскать недополученные средства с лица, которое ответственно за действия предприятия-дебитора. Это актуально для фирм и предприятий, которых объявляют банкротами. Законодатели определили, что в этих обстоятельствах долги взыскиваются с контролирующих лиц, признанных виновными в разорении. Законодательная реформа-2017, проведенная в этой сфере, повысила гарантии возврата для субъектов-кредиторов.

Обзор последних изменений в законе

Дополнения 2017 г. в законодательство РФ о банкротстве влияют на положения о привлечении к СО:

  1. Расширен круг обязанностей высшего менеджмента, участников компании-дебитора.
  2. Уточнено определение контролирующих лиц (КДЛ).
  3. Дополнена формулировка причин и презумпций в области СО.
  4. Установлена необходимость выявления, привлечения к ответу менеджеров, управленцев, директоров.
  5. Уточнены меры по наложению ареста на имущество.
  6. Займодатели могут избирать способ привлечения к СО.
  7. Отмечены условия привлечения лиц к субсидиарной ответственности после окончания делопроизводства о банкротстве.
  8. Урегулирована проблема последовательности взыскания ущерба, причиненного должнику.
  9. Введено вознаграждение арбитражным управляющим.

Специалисты предвидят увеличение количества споров о привлечении представителей фирм-должников к субсидиарной ответственности.

Для предупреждения негативных последствий для учредителей, топ-менеджеров компаний следует вести работу по повышению юридической осведомленности управленцев. Указанные новшества требуют подробного анализа и разъяснений.

Характеристика новых обязанностей

Неисполнение закона ведет к привлечению КДЛ к ответственности. Согласно изменениям от 30 июля 2017 г., внесены две группы дополнительных обязанностей:

  1. Нацеленных на минимизацию отрицательных последствий несостоятельности. Представителям высшего руководства надлежит в течение 10 дней с даты, когда стали очевидны признаки несостоятельности и риска невозможности исполнить денежные обязательства, внести эти сведения в ЕФРСФДЮЛ. Все важные обстоятельства законодатель предусмотрел в измененных ст. 8, 9, 30 закона РФ «О банкротстве». На руководящий состав возлагается также обязанность предпринимать меры по недопущению разорения фирмы.

Отдельно отмечены обязанности представителей органов управления и иных КДЛ относительно выполнения (или невыполнения) действий, которые отрицательно могут повлиять на финансово-экономический статус фирмы. Эти субъекты должны действовать, основываясь на удовлетворении интересов кредиторов.

  1. Направленные на инициирование банкротства. В отличие от ситуации, когда ранее эти обязанности возлагались только на директора предприятия-дебитора, сейчас ответственными считают также КДЛ. Это означает следующее. Если, например, руководитель на протяжении 1 месяца не подал необходимое заявление о несостоятельности, КДЛ обязаны требовать провести досрочно заседание правления компании, уполномоченного проводить решения по ликвидации. Это собрание проводят не позднее 10 дней с момента поступления требования. В повестку включают вопрос об обращении с соответствующим заявлением о банкротстве. Непринятие этих мер влечет СО.

После вступления в силу новых норм с 30.07.2017 г. невыполнение перечисленных обязанностей грозит привлечением КДЛ к ответственности. Если такая ситуация возникала ранее, то, суд откажет займодателям в удовлетворении требований.

Новшества в определении

КДЛ считают субъекта, обладавшего правом влиять на дебитора распоряжениями, обязательными к исполнению, в промежутке до 3 лет перед обнаружением признаков разорения и после, вплоть до того момента, как арбитражный суд примет заявление о признании банкротства.

Новые нормы закона о банкротстве определяют условия установления КДЛ:

  1. Деятельность на протяжении трех предыдущих лет. Этот период исчисляют от начала появления признаков несостоятельности фирмы (ранее отсчет вели до момента возбуждения дела о банкротстве).
  2. Неформальные отношения (гражданский брак, совместное обучение и пр.), установленные посредством оперативно-розыскных мероприятий, могут стать для суда основанием для признания КДЛ, при этом учитываются существующие презумпции.
  3. Отмечена необходимость принимать во внимание возможность КДЛ реально влиять на условия совершаемых сделок должником, изменивших его финансовый и юридический статус.

К СО по задолженностям банкротов теперь могут привлечь:

  • участника корпорации с правом управления от 50% акций или более 50% голосов на общих собраниях;
  • руководителя (номинального или фактического), финансового директора, юриста, главного бухгалтера, секретаря, а также тех, кто их замещает;
  • ликвидатора, члена ликвидационной комиссии;
  • третьих лиц, извлекших прибыль от незаконных действий управляющих органов дебитора.

Материальной выгодой (прибылью) контролирующего лица, по разъяснению, данному ФНС, считают:

  • доходы, полученные им в результате незаконных действий принципала;
  • фактическое имущество;
  • удержанную выгоду, т.е. прибыль, которую не получили бы при нормальной ситуации в деле гражданского оборота.

Для определения выгоды налоговые инспекции должны подробно изучить структуру бизнеса и оценить его финансовую, экономическую, организационную составляющие.

Действие новых норм относительно того, кого отнести к КДЛ, характеризуются такими достоинствами:

  • расширен круг субъектов, которые признаются обладающими широкими полномочиями в сфере влияния на дельность фирмы-дебитора;
  • устранена вероятность избежать СО путем замены реальных контролирующих лиц подставными и затягиванием процедуры инициирования несостоятельности;
  • увеличены риски лиц, обладающих полномочиями влияния на дела хозяйствующего субъекта.
Читайте так же:  Как сделать временную регистрацию ребенку для школы

Реформа способствует повышению перспектив кредиторами удовлетворять заявленные требования.

Определение сроков действий или бездействий

Важным фактором, влияющим на принятие судебного решения, выступают сроки привлечения к субсидиарной ответственности. Благодаря реформе 2017 г. установлены общие правила их определения:

  • субъективная исковая давность (с момента осведомленности субъекта, что имеются основания привлечь его к СО): составляет три года;
  • объективная (от момента признания банкротства) — три года;
  • подать заявление можно на протяжении 3 лет по завершению процедуры банкротства;
  • общее время объективной давности в случае фактов действия (бездействия) КДЛ составляет 10 лет.

Судебная практика знает примеры использования нестандартных подходов к установлению сроков: когда воля займодателя определяет начало инициирования процедуры признания банкротом. При этом может быть несовпадение со временем прекращения выполнения КДЛ своих функций. Отдельно учитывают возможность отсрочки со стороны КДЛ возбуждения делопроизводства о неплатежеспособности дебитора, что препятствует кредиторам удовлетворить свои интересы.

Привлечение номинальных директоров

Согласно установленной законом норме, привлечь номинального директора к субсидиарной ответственности можно, если он выступает соответчиком реального лица, осуществляющего управление компанией-дебитором

Инспекции контролируют при этом, чтобы снижение по взысканию с одного из заемщиков не возлагало на лицо-обладателя минимума по долям активов выполнение обязательств в полном объеме.

Номинальный директор может быть освобожден от СО полностью или частично в случае предоставления сведений:

  • о реальном КДЛ;
  • скрываемом имуществе.

Номинальному директору потребуется предоставить доказательства этих фактов, сведения по имуществу КДЛ, подробности об источниках, схеме вывода активов и пр.

Основаниями для привлечения физического лица к субсидиарной ответственности являются:

  1. Ликвидация предприятия с помощью признания банкротства.
  2. Завышение стоимости имущества фирмы-должника.

В таблице дана краткая характеристика существующих норм:

Общий порядок того, как взыскать убытки по субсидиарной ответственности:

  1. Выявить, как конкретно действовало (или бездействовало) КДЛ.
  2. Обосновать неправомерность действий.
  3. Указать отрицательные последствия, повлекшие финансовые убытки и разорение.

Что делать руководителю, чтобы не допустить привлечения к СО:

  • не занижать искусственно стоимость продаваемых активов;
  • отказаться от заключения невыгодных и фиктивных сделок;
  • постоянно мониторить просрочки задолженностей, устранять их своевременно;
  • осмотрительно выбирать контрагентов.

Разумное и прозрачное ведение бизнеса, основанное на законности, минимизирует риски менеджеров быть привлеченным к СО, а также уголовной ответственности.

Почему отказывают в привлечении

Суду дано право отказывать в привлечении физлиц к СО по следующим обстоятельствам:

  • отсутствует вина в совершенных поступках представителей высшего руководящего звена, других КДЛ;
  • не соблюдена процедура банкротства при официальной ликвидации предприятия.

Применительно к высшим должностным лицам, в привлечении к ответственности отказывают, если при наступлении ситуации неплатежеспособности фирма не была банкротом. А также, если будут предоставлены доказательства, что человек, занимающий руководящую должность, был уверен в преодолении компанией финансовых трудностей и прилагал усилия, чтобы спасти положение.

Последствия

Последствиями привлечения к СО для топ-менеджеров и других КДЛ могут быть:

  • взыскание персональных финансовых средств;
  • конфискация имущества с последующей его продажей для удовлетворения интересов кредиторов;
  • возбуждение уголовного дела.

Привлечение человека к уголовной ответственности не служит причиной отмены субсидиарной. Взыскания по судебному решению не могут касаться активов членов семьи КДЛ.

Анализ судебной практики

За годы, прошедшие после проведения реформы законодательных норм в сфере банкротства (29.07.17 г.), сформировалась устойчивая судебная практика, которая помогает определить, как привлечь виновных в разорении к субсидиарной ответственности. Целью является, прежде всего, удовлетворение запросов займодателей и пресечение вывода денег в контексте процедуры банкротства.

Суды при вынесении вердикта ориентируются на такие направления:

  • принимают меры по повышению прозрачности организационной и финансовой структуры корпораций;
  • работают над привлечением реальных бенефициаров к субсидиарной и уголовной ответственностям;
  • используют механизмы выявления и пресечения вывода средств;
  • акцентируют внимание на корректности решений КДЛ.

В арбитражной практике это помогает рассматривать обстоятельства дел по установлению КДЛ и возмещению убытков займодателей. Например, согласно случаю из судебной практики по АС Уральского округа (7.07.17), учредителем предприятия (являвшимся единоличным исполнительным органом) была проведена смена директора. При рассмотрении дела о привлечении к СО прежний директор не сумел привести доказательства передачи новому руководителю документации и материальных ценностей (ТС). Судебное разбирательство также не признало отраженный в реестре факт смены директора, а, значит, и фактическую передачу им управления и имущества.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

До внедрения реформы кредиторы получали от организации-банкрота компенсацию убытков до 5 %. Новшества в законодательстве относительно проблем по возложению субсидиарной ответственности позволили повысить исполнимость актов в этой сфере. Внесение изменений стало действенным средством в борьбе с недобросовестными и непрозрачными способами ведения бизнеса и непродуманного или мошеннического принятия экономических решений.

Источники


  1. Чухвичев, Д. В. Законодательная техника / Д.В. Чухвичев. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2012. — 416 c.

  2. ред. Кашанина, Т.В.; Кашанин, А.В. Основы права. Хрестоматия; М.: Высшая школа, 2012. — 279 c.

  3. Ивакина, Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов) / Н.Н. Ивакина. — М.: ЮРИСТЪ, 2018. — 384 c.
  4. Жбанов, Евгений Вокруг версии; М.: Известия, 2013. — 256 c.
  5. Попова А. В. Международное частное право; Питер — Москва, 2010. — 192 c.
  6. Привлечение к субсидиарной ответственности ликвидатора должника
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here