Понятие и значение реабилитации в уголовном процессе

Самое важное на тему: "Понятие и значение реабилитации в уголовном процессе" с комментариями профессионалов. При возникновении вопросов можно обратиться к дежурному консультанту.

Понятие реабилитации. Основания возникновения права на реабилитацию

Реабилитация

1. Понятие реабилитации. Основания возникновения права на реабилитацию

2. Восстановление иных прав реабилитированного

3. Порядок возмещения имущественного и морального вреда

Понятие реабилитации. Основания возникновения права на реабилитацию

Под реабилитацией в общепринятом значении понимается восстановление хорошей прежней репутации, восстановление в прежних правах человека. В уголовно-процессуальном праве реабилитация означает полное восстановление в правах человека, возмещение ему вреда, причиненного государством, незаконными действиями или бездействием органов государства или их должностных лиц, если он признавался подозреваемым, привлекался в качестве обвиняемого либо признавался виновным по приговору суда. При этом вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается за счет государства и независимо от вины органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Реабилитированные лица восстанавливаются в трудовых, пенсионных, жилищных, политических, гражданских правах, специальных и воинских званиях, им возвращаются государственные награды, выплачивается заработная плата за период нахождения в заключении или производятся компенсационные выплаты. Понятие реабилитации определено в п. 34 ст. 5 УПК РФ как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Право граждан на реабилитацию помимо УПК РФ предусмотрено Конституцией РФ (ст. 53), а также Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (ст. 5) и некоторыми другими международно-правовыми документами, которые ратифицированы Российской Федерацией.

С данным вопросом связаны основания освобождения от уголовной ответственности, которые в уголовном процессе подразделяют на вызывающие и не вызывающие реабилитацию. К последним, в частности, относятся случаи прекращения уголовных дел в отношении подозреваемого, обвиняемого в связи с примирением с потерпевшим, в связи с деятельным раскаянием, вследствие акта амнистии, когда лицо не восстанавливается в своих прежних правах.

Реабилитирующими же основаниями являются прекращение уголовного дела ввиду отсутствия события преступления или состава преступления, в связи с непричастностью лица к совершению преступления, вынесение судом оправдательного приговора по этим же основаниям, а также в связи с вынесением оправдательного вердикта в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей.

К вопросам реабилитации относится и реабилитация жертв политических репрессий, порядок применения которой регламентируется Законом РФ от 18 октября 1991 г. № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» и УПК РФ.

Процедура реабилитации граждан закреплена в гл. 18 УПК РФ.

Согласно ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, связанное с уголовным преследованием, когда к подозреваемому, обвиняемому, подсудимому применялись меры процессуального принуждения (привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество, обыск, задержание, другие меры пресечения), имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, или подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

2) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено за отсутствием события или состава преступления, за отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (кроме случаев совершения преступлений в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии, или лица, не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами);

3) лица, пользующиеся определенным иммунитетом, т. е. члены Совета Федерации или депутаты Государственной Думы, Генеральный прокурор РФ, судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ. Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, окружного (флотского) военного суда, депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, следователи, адвокаты, прокуроры, если отсутствовало согласие судьи (судей) в соответствии с ч. 1 ст. 448 УПК РФ на возбуждение уголовного дела или на привлечение их в качестве обвиняемого;

4) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено вследствие его непричастности к совершению преступления;

5) подозреваемый или обвиняемый, в отношении которого вступил в законную силу приговор по тому же обвинению либо определение суда или постановление судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению или неотмененное постановление органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

6) члены Совета Федерации или депутаты Государственной Думы при наличии отказа Совета Федерации или Государственной Думы на направление уголовного дела в суд;

7) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации при отказе Государственной Думы в даче согласия на привлечение его к уголовной ответственности;

8) Президент РФ при отказе Государственной Думы или Совета Федерации в даче согласия на лишение его неприкосновенности;

9) осужденный в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и при прекращении уголовного дела в связи с его непричастностью к совершению преступления, а также за отсутствием события или состава преступления, за истечением срока давности уголовного преследования, при отсутствии заявления потерпевшего, если уголовное дело должно было быть возбуждено не иначе как по его заявлению, при отсутствии согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, пользующихся иммунитетом согласно п. 1—5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ (обвинительный приговор может быть отменен с прекращением производства но делу в любой инстанции при пересмотре дела в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств);

10) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения по уголовному делу. К таким мерам относятся задержание в качестве подозреваемого, подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, отдача несовершеннолетнего под присмотр, залог, домашний арест, заключение под стражу, привод, обязательство о явке, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество.

Вместе с тем не имеют права на реабилитацию лица, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены либо изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

При частичной отмене приговора по основаниям, вызывающим реабилитацию, право на реабилитацию и возмещение причиненного вреда возникает лишь в тех случаях, когда лицо находилось под стражей или к нему было применено наказание свыше срока или размера, назначенного по оставленному без изменения обвинительному приговору.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

ПОНЯТИЕ И ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВА НА РЕАБИЛИТАЦИЮ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

студент, исторический факультет, ФГБОУ ВО «Армавирский государственный педагогический университет»,

Современное понятие института реабилитации сформировалось в результате принятия в 2001 году УПК РФ, который отвечал всем требованиям и условиям российского общества.

Согласно УПК РФ реабилитация (ст.133) — это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещение причиненного ему вреда. [1, с. 266]

Читайте так же:  Невостребованное имущество предприятий

При этом к реабилитированному относится лицо, имеющее по УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием. [2]

Реабилитацию можно рассматривать как процесс признания государством факта нарушения его компетентными органами прав лица, подвернутого необоснованному привлечению к уголовной ответственности, то есть каждый гражданин России, пострадавший от результатов деятельности должностных лиц, обладает правом на реабилитацию. [3]

[2]

Право на реабилитацию – это право гражданина России или иного лица (иностранного гражданина, лица без гражданства) на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. [4, с. 237]

Для того чтобы возникло право на реабилитацию у лиц, пострадавших от действий представителей органов власти, необходимо наличие определенных обстоятельств, отраженных в законодательных актах.

В соответствии с законодательством этим правом обладают подсудимые, подозре­ваемые или обвиняемые, осужденные; лица, в отношении которых были применены принудительные меры медицинского характера; лица, в отношении которых незаконно осуществлялись меры процессуального принуждения.

Основания возникновения права на реабилитацию – это обстоятельства, свидетельствующие о наличии следственной или судебной ошибки и указывающие на необходимость возмещения имущественного ущерба, устранение последствий и компенсацию морального вреда и восстановления иных прав, свобод и законных интересов граждан. [4, с. 237-238]

Существует достаточное количество прецедентов того, что суд отказывает в удовлетворении иска на возмещение имущественного вреда, основываясь на том, что некоторые принудительные меры процессуального характера отсутствуют непосредственно в главе 4 УПК РФ, в частности обыск.

При этом следует отметить, что для наступления права на реабилитацию и возмещение вреда необходимо наличие ряда условий таких как:

1). оправдательный приговор. Необходимо отметить, что сам факт вынесения оправдательного приговора свидетельствует о наступлении полной реабилитации подсу­димого и возникновения у него права на возмещение понесенного вреда и нарушенных прав.

2). постановление или определение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в случаях, указанных в уголовно-процессуальном законодательстве. Наступление данного условия становится возможным при отказе государственного обвинителя от обвинения.

Приведенное выше положение можно рассмотреть на следующем примере из судебной практики.

Ейский городской суд Краснодарского края рассмотрел уголовное дело в отношении Томилова А.С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30 – части 1 статьи 228 УК РФ. В судебном заседании подсудимый виновным себя не признал и дал пояснения своим действиям. В судебных прениях гособвинитель отказался от предъявленного обвинения по части 3 статьи 30 – части 1 статьи 228 УК РФ за отсутствием состава преступления и просил дело прекратить по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ, поскольку доказательств в инкриминируемом преступлении не имелось. В результате суд прекратил уголовное дело в отношении Томилова А.С. за отсутствием состава преступления. В соответствии с пунктом 2 частью 1 статьи 133УПК РФ Томилов А.С. имеет право на реабилитацию. [6]

3). определение или постановление . Меры медицинского характера не являются уголовным наказанием, но их назначают в особом порядке уголовного судопроизводства лицам, совершившим общественное, опасное деяние в состоянии невменяемости.

4). уголовно-процессуальное решение о признании незаконным или необоснованным применение разнообразных мер процессуального принуждения.

При этом возмещение вреда осуществляется как при полном оправдании лица, так и при частичном.

В качестве примера, подтверждающего вышеизложенное положение, приведем данные из судебной практики. В Ростовский областной суд с апелляционной жалобой обратился осужденный Малеев А.Г.

Согласно приговору Малеев А.Г. осужден за совершение группой лиц по предва­рительному сговору трех эпизодов: незаконного сбыта психотропных веществ, наркотических средств в значительном размере, а также приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, психотропных веществ, совершенному в крупном размере. В судебном заседании обвиняемый своей вины не признал. В апелляционной жалобе выражает свое несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным, просит его отменить. Рассмотрев дело по существу, изучив все доказательства, выслушав свидетелей, судебная коллегия определила, что ранее вынесенный приговор в отношении Малеева частично отменить за отсутствием в деянии состава преступления, и признала в этой части право на реабилитацию. [7]

В соответствии с законодательством возмещение ущерба осуществляется за счет казны государства в полном объеме, при этом степень вины должностных лиц не учитывается и не влияет на размер и условия компенсации.

Важно подчеркнуть, что право на возмещение вреда возникает не только, когда в отношении реабилитированного совершались действия и принимались решения, признанные незаконными или необоснованными, но и в случае, если вред был причинен в результате законных и обоснованных на момент своего производства действий, которые, однако, были связаны с напрасным уголовным преследованием. [8, с. 398]

Следует отметить наличие ряда условий, при которых не наступает права на реабилитацию и возмещение вреда. К ним относятся:

  • применимые в отношении лица меры процессуального принуждения либо вынесенный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения срока давности;
  • недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность.
  • в отношении несовершеннолетнего, достигшего возраста уголовной ответст­венности, но вследствие отставания в психическом развитии не способного в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент совершения преступления;
  • принятие нового закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния [9, с. 154] или декриминализация.

Применение данных условий не снимает ответственности с осужденных или обвиняемых за совершенное ими деяние. Соответственно они не могут быть признаны реабилитированными и получить от государства компенсации.

Правовая позиция Верховного Суда РФ по поводу декриминализации такова: «Прекращение уголовного дела в связи с декриминализацией преступления не может лишать гражданина права оспаривать законность и обоснованность решений органов предварительного расследования и добиваться реабилитации» [10].

Особое внимание следует уделить такому условию как самооговор. Это заведомо ложные показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, данные с целью убедить органы предварительного расследования и суд в том, что именно им совершено преступление, которое он в действительности не совершал. [11]

Важным условием, при наличии которого осужденный или подозреваемый может быть реабилитирован, является насилие или другие незаконные действия, совершенные в отношении него следователями, дознавателями с целью получения признательных показаний в тех преступлениях, которые он не совершал. Главным условием является признание факта насильственных или других видов незаконных действий, которые найдут свое подтверждение при проведении следственных мероприятий.

Следует отметить, что право на реабилитацию и возмещение имущественного вреда вследствие самооговора не возникает в следующих случаях: во-первых, избежание наказания; во-вторых, привлечение к уголовной ответственности за преступления меньшей степени тяжести, дабы скрыть тяжелое преступление.

[3]

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что в современных условиях достаточно распространен факт незаконного или необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности или преследованию, осуществляемому уголовными органами или судом. Поэтому государство для решения таких конфликтных ситуаций берет на себя ответственность за деятельность своих представительных органов и признает за каждым гражданином, незаконно осужденным или подвергшемся уголовному преследованию, права на реабилитацию. В законодательстве дается определение реабилитации и реабилитированному лицу. Но, к сожалению, данные определения являются неточными, о чем и говорят, и спорят правоведы и юристы. Поэтому необходимо внести изменения в федеральный закон для устранения противоречий.

В современных условиях институт реабилитации можно разделить на две части. В первую часть входят нормы, регулирующие процедуру вынесения юридического акта, подтверждающего факт наступления права на реабилитацию. К ним относятся оправдательный приговор или постановление о прекращении уголовного преследования.

Читайте так же:  Какие документы нужны чтобы поменять права водительские

Вторую часть составляют нормы, регулирующие процесс возмещения вреда и восстановление нарушенных прав, чести и достоинства с использованием механизма морального, имущественного возмещения вреда и восстановления нарушенных прав.

В законе достаточно четко прописаны основания, в результате наступления которых лицо, пострадавшее от деятельности органов власти, имеет право на реабилитацию и восстановление своих нарушенных прав.

Сущность, значение, основания и порядок реабилитации в уголовном судопроизводстве.

Институт реабилитации впервые закреплен в главе 18 УПК, он является проявлением принципа взаимной ответственности государства и личности.

Реабилитация – это порядок восстановления прав и свобод лиц, незаконно либо необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, и возмещение причиненного ему вреда.

1) возмещение имущественного вреда

2) устранение последствий морального вреда

3) восстановление в трудовых, жилищных и иных правах

основания реабилитации – обстоятельства, свидетельствующие о незаконности и необоснованности уголовного преследования, осуждение ,применение принудительным мер медицинского характера и иных принудительных мер, которые повлекли прекращение уголовного преследования, вынесение оправдательного вердикта, полная или частичная отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора, отмену постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 (1-отсутствие события преступления;2-отсутствие в деянии состава преступления;5-отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, 6- отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 — 5, 9 и 10 части первой статьи 448) и пунктами 1 и 4 — 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;( 1-непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;4- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;5- наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;)

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса; (1-непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;2- прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 — 6 части первой статьи 24 настоящего Кодекса (+истечение сроков давности уголовного преследования;и смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;);)

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Курс уголовного процесса

Понятие и значение института реабилитации лиц, подвергнутых незаконному уголовному преследованию

С другой стороны, никакие теоретические юридические сложности не могут скрыть другой очевидный факт: незаконное или необоснованное уголовное преследование нередко ломает судьбы людей, лишает их доброго имени, репутации, собственности, работы, семьи и т.п. Причем происходит это даже в тех случаях, когда сам по себе уголовный процесс, иногда растягивающийся на годы, формально завершается в пользу обвиняемого. Не замечать данного прискорбного обстоятельства при нынешних условиях развития права категорически недопустимо, в связи с чем и возникает потребность хотя бы отчасти минимизировать указанные последствия, развивая институты, которые дореволюционные правоведы именовали «вознаграждением невинно привлеченных к суду», а нынешняя российская уголовно-процессуальная система называет институтом реабилитации .

Отмеченное противоречие между теоретическими затруднениями точного определения объема, пределов, оснований ответственности государства за незаконное (необоснованное) уголовное преследование и несомненной практической необходимостью в такой ответственности с точки зрения уголовно-процессуальной политики приводит к некоторым метаморфозам развития института реабилитации, часть которых лежит в сравнительно-правовой, а часть — в сугубо российской плоскости. Таких метаморфоз, по нашему мнению, существует три.

Второе. Даже если оставаться только в пределах континентальных уголовно-процессуальных систем, достаточно давно развивающих институт реабилитации, нельзя не отметить отсутствие какого-либо концептуального единства между ними по вопросу об основаниях и пределах ответственности государства за незаконное (необоснованное) уголовное преследование. Около 100 лет назад российский процессуалист Н.Н. Розин выделял три группы стран: 1) страны, «допускающие лишь вознаграждение лиц, по ошибке суда невинно осужденных и понесших наказание вполне или частью, или понесших наказание более суровое, чем они заслуживали, если притом эти лица, в порядке пересмотра дела по его возобновлении, были оправданы судом или приговорены к менее тяжкому наказанию»; 2) страны, «допускающие вознаграждение, кроме лиц первой категории, также тех лиц, которые были подвергнуты уголовному преследованию» и содержались под стражей , а «затем были оправданы судом или освобождены от преследования в порядке прекращения дела до суда»; 3) страны, «допускающие вознаграждение не только лиц первой и второй категорий, но и вообще всех лиц, невинно привлекаемых к уголовному суду, какой бы стадии дело о них ни достигло, когда бы ни прекратилось и в каком бы объеме ни выразились причиненные этим лицам стеснения».

Век спустя классификация Н.Н. Розина полностью сохраняет свое значение. Если Россия без всяких сомнений сегодня может быть причислена к третьей группе стран (даже больше, как мы увидим далее), то, например, во Франции оправдательный приговор или постановление о прекращении уголовного дела служат основанием возмещения государством вреда лицу, подвергнутому незаконному (необоснованному) уголовному преследованию, только в том случае, если к этому лицу в ходе уголовного судопроизводства была применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

[1]

В результате возникают две возможности доктринального толкования понятия реабилитации:

  1. использование его в самом широком смысле , охватывающем все перечисленные в ст. 133 УПК РФ случаи; при таком подходе понятие реабилитации выходит за пределы своего изначального этимологического значения и охватывает также ситуации правомерного уголовного преследования (если в его рамках неправомерно применена мера процессуального принуждения, в том числе не связанная с ограничением свободы, например, залог, привод, обязательство о явке и т.п.);
  2. использование его в строгом смысле , обозначенном в п. 34 ст. 5 УПК РФ, т.е. только в тех случаях, когда речь идет о незаконном (необоснованном) уголовном преследовании; при таком подходе следует различать два автономных института, регулируемых ст. 133 УПК РФ: во-первых, институт собственно реабилитации; во-вторых, институт возмещения вреда, причиненного в рамках правомерного уголовного преследования.
Читайте так же:  Как избавиться от ооо без долгов

Помимо прочего, слишком широкий подход к понятию реабилитации способен выхолостить важнейшую для уголовного процесса идею об особом внимании, которое должно уделяться правам, говоря старым процессуальным языком, «невинно к суду привлекаемых». Исходя из этого, далее мы будем рассматривать понятие реабилитации исключительно в традиционном (строгом) смысле, не забывая, конечно, о возмещении вреда, причиненного в рамках правомерного уголовного преследования, как об автономном (sui generis) новейшем уголовно-процессуальном институте, который также будет рассмотрен в специальном параграфе настоящей главы.

Понятие и значение реабилитации в уголовном процессе

Потерпевший имеет неотъемлемое право на возмещение причиненного преступлением вреда, что является одним из главных показателей правосудия [1]. Исследованием вопросов о правах потерпевшего на исчерпывающее возмещение вреда занимались В.М. Савицкий и А.Г. Мазалов. Н.И. Коржанский предлагает закрепить данное возмещение вреда, который причинен преступлением, в качестве уголовно-правового принципа.

Ученый В.Е. Батюкова, что главным принципом в данных отношениях должен выступать принцип restitutio in intecrum («возвращение в первоначальное состояние»), что должно обеспечить надлежащее исполнение прав, свобод и законных интересов потерпевшего лица, данный принцип выражается в исчерпывающем восстановлении до первоначального состояния прав и законных интересов, которые были нарушены вследствие совершения преступления [2].

Подобным образом Т. Ю. Погосян говорит о том, что потерпевший имеет право требовать восстановления своих законных интересов и прав от преступника и государства[3]. Реабилитация выступает процессом, перед которым стоит цель вернуть человека в исходное состояние, определенный образ жизни, в котором он находился до того, как в его отношении осуществлялось уголовное преследование. Это вызывает необходимость включения в понятие «реабилитация» элемента возмещения вреда. Испытывая на себе уголовное преследование, человек претерпевает негативное влияние, определенный стресс, который заключается в нервном и психическом расстройстве, чаще всего связанным с причинением материального и физического вреда.

Ученый В.Ю. Низамов отмечает реабилитацию как важнейший институт уголовного процесса, который предполагает возмещение имущественного, морального вреда, восстановление других прав людей, которых необоснованно подвергли уголовному преследованию или к ним без оснований были применены меры уголовно-процессуального принуждения [8].

Т.В. Могуйло считает, что реабилитация- это полное и всестороннее восстановление государством прав гражданина, подвергнутого уголовному преследованию, когда он является невиновным. Данный исследователь включает в реабилитацию следующие составляющие: восстановление имущественных прав, компенсация морального вреда, восстановление в трудовых и пенсионных правах [7].

Интересным является мнение Д.С. Просвириной, которая дает термину «реабилитация» несколько значений:

-устранение последствий, причиненных вредом;

— Восстановление доброй репутации, которая существовали до момента уголовного преследования, и в прежних правах [10].

Основная проблема чаще возникает, когда начинают доказывать сам размер возмещения данного вреда. Стоить заострить внимание на том, что разбирательство происходит в рамках уже гражданского судопроизводства и возмещение в полном объеме осуществляется за счет средств казны России.

Предлагается для реабилитированных людей продумать упрощенный режим их защиты, который освободит от процесса доказывания оснований и, конечно же, размера возмещения имущественного вреда.

В науке уголовного процесса не сложилось единого мнения ни по поводу порядка возмещения вреда потерпевшему, ни по содержанию понятия «реабилитация». Изучением данных вопросом занимались следующие ученые: Н.И. Лазаревский, Н.И. Миролюбов, И.Я. Фойницкий, С.И. Викторский, Л.В.Бойцова, П.И. Люблинский, Н.Н. Розин. В данный момент проблемы содержания реабилитации также волнует многих ученых и общество. Можно рассмотреть основные современные теории, которые раскрывают содержание института реабилитации, выявим преимущества и недостатки каждой из них.

Первая теория заключается в том, что в содержание «реабилитации» входит факт оправдания лица либо прекращение уголовного дела и уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Данную теорию поддерживает Б.Т. Безлепкин, который утверждает, что реабилитация включает в себя только постановление оправдательного решения, определение субъектов, которых необходимо освободить, без обеспечения самой реализации данного оправдательного решения. Последствия, которые наступают после данного оправдания, не входят в понятие реабилитации, а выступают ее правовыми последствиями [4].

В данной теории имеются определенные противоречия, из-за которых полностью с данной теорией согласиться нельзя. В соответствии с п. 35 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации лицо, которое имеет право на возмещение вреда, причиненного ему необоснованным или незаконным уголовным преследованием, являются «реабилитированными», то есть подсудимый имеет данные права при вынесении реабилитирующего решения. После вступления приговора в законную силу лицо наделяется правом на реабилитацию, таким образом его правовой статус становится «реабилитируемый». Неотъемлемым условием института реабилитации выступает разрешение именно правовых последствий.

В соответствии со второй теорией содержанием «реабилитации» выступает факт восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан, которые были осуждены и необоснованно подвергнуты уголовному преследованию, содержание данного института связывается с наступившими правовыми последствиями решения о реабилитации.

Недостатки данной теории заключаются в том, что не отражается процедура возникновения реабилитационного процесса как факта, с помощью которого лицо получает статус «реабилитируемый». При условии, что реальное возмещение вреда является обязательным элементом реабилитации, то сама реабилитация зависит от воли пострадавшего лица. Но данное лицо может и не реализовать это право, даже имея такое право.

Третья теория выступает сочетанием первых двух теорий. Содержание «реабилитации» связывается с фактом, оправдывающим лицо и восстанавливающим его права и свободы, то есть содержанием является и само реабилитирующее решение, и реализация его правовых последствий [5].

М.И. Пастухов отмечает, в реабилитацию входит не только признание права гражданина в процессуальном решении, а также принятие мер по исполнению данного решения мер, которые призваны вернуть невиновному лицу утраченные права, что связано с необоснованным уголовным преследованием или осуждением, полное восстановление в прежних правах, возмещение морального и имущественного вреда. Таким образом, данное определение реабилитации содержит в себе следующие элементы:

— признание лица невиновным в совершении преступления;

— урегулированное законом возмещение вреда, восстановление в правах, которые нарушены процессом уголовного преследования или осуждением.

Институт регрессного права государства к лицам, по виновным деяниям которых причинялся вред от имени государства, обладал определенными особенностями реабилитации в конце XIX – начале XX веков. Несмотря на большое количество пробелов в законодательстве, коллизий и исключений, принцип ответственности государства перед личностью закрепляется в законодательстве многих стран, а в конце XIX века признается одним из важнейших принципом права в странах, которые стремятся к правовому государству.

Читайте так же:  Порча школьного имущества наказание

Вопросами возмещения государством вреда занимались многие ученые в области права, они выделяли большое социальное, политическое и правовое значение ответственности государства за вред, который был причинен невиновному лицу. Среди отечественных ученых, занимавшихся данной проблематикой следует отметить таких исследователей как П.Н. Гуссаковский, А.А. Левенстим, Н.Н. Розин, Г.С. Фельдштейн, М. В. Духовской, И.Я. Фойницкий, Н.Н. Лазаревский, П.И. Люблинский, Т.Г. Тальберг.

В науке уголовного процесса того времени существовало мнение, что самостоятельную ответственность различных должностных лиц, в том числе судей необходимо заменить ответственностью государства, но данный вопрос вызвал множество дискуссий.

В соответствии с теорией П.И. Люблинского, вред, причиненный необоснованным или незаконным уголовным преследованием, наносит ущерб публичным интересам, а не только частным. Из-за того, что лицо не принимает активного участия в жизни общества вследствие необоснованных действий должностных лиц и государственных органов, оно выпадает из нормальных общественных отношений, что вредит социальным, политическим, экономическим и другим интереса государства. Из данной теории можно сделать вывод, что причиненный вред должен возмещаться в публичных интересах за счет казны. Поэтому бессмысленно возлагать ответственность на определенное должностное лицо [6].

Похожей на описанную выше теорию является теория М. Вича, которая заключается в том, что государство представляет все общество и оно должно нести ответственность за вред, который причинен лицу незаконным уголовным преследованием, в том числе и за отбытое наказание[9]. При этом М. Вичь допускает возможность требования возмещения убытков в регрессном порядке к лицам, поставившими государство в данные условия своими деяниями.

Наряду с данными теориями появилась теория профессионального риска, сторонниками которой являются Ларнаде, Пойтевин, Кохлер, Орландо. Она заключается в том, что существует ответственность крупных промышленных предприятий, поэтому должна существовать государственная ответственность.

Данная теория активно критиковалась, потому что невозможно отождествлять риск государства и риск предпринимателя, так как государственные интересы различаются с частными интересами. Государство обязано выполнять функции публичного характера, а не решать вопрос выгодно это ему или нет.

Также следует отметить теорию страховой ответственности, в соответствии с которой ответственность казны государства приравнивалась к ответственности страховщика. В данной теории следует выделить следующие недостатки:

-формулировка в виде договора страхования представляется неверной;

-в отношениях реабилитации имеет место иной характер вреда, чем при страховании

-размер компенсации определяется значением признаваемых государством публичных интересов, а не размером взносов.

Теория ответственности за неправомерные действия выдвигает два тезиса:

-вознаграждение в виде права потерпевшего;

— вознаграждение как благотворительность, которая оказывается пострадавшему.

Сторонником данной теории выступает Н.Н. Розин.

Также интересной в науке уголовного процесса является теория филантропической обязанности, поддерживаемая И.Я. Фойницким. Данная теория заключается в том, что возмещение вреда, который причинен необоснованным уголовным преследованием, не является обязанностью государства. Фойницкий подчеркивал несовершенство правосудия, вершимого человеком, которое так часто карает невиновных. И.Я. Фойницкий утверждает, что вред должен возмещаться, но данное возмещение не является правом пострадавшего, а выступает морально-гуманной мерой политики государства.

Уголовный процесс

Сущность реабилитации. Основания возникновения права на реабилитацию и возмещение вреда

Понятие «реабилитация» привнесено из французского права. Первоначально под реабилитацией подразумевалось «восстановление чести и гражданских прав осужденного в результате особого производства, ограниченных или пораженных уголовным приговором».

В советском уголовном процессе под реабилитацией понималось восстановление в прежнем состоянии невиновного, т.е. лица, необоснованно привлеченного к уголовной ответственности. Термин «реабилитация» употреблялся как в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, так и в Уголовно- процессуальных кодексах Союзных республик. Однако, как отмечали ученые, содержание понятия «реабилитация» законодателем раскрыто не было.

По смыслу русского языка реабилитировать означает восстановить хорошую прежнюю репутацию или в прежних правах.

УПК РФ раскрывает содержание понятия «реабилитация» как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5).

Реабилитированный согласно п. 35 указанной нормы — это лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Вопрос о содержании представленных в УПК РФ понятий «реабилитация » и «реабилитированный», о сущности реабилитации вызывает споры среди ученых-процессуалистов.

В юридической литературе, в частности, отмечается, что в понятиях «реабилитация» и «реабилитированный», сформулированных соответственно в п. 34 и 35 ст. 5 УПК РФ, отсутствуют указания на главные, сущностные признаки. Так, определение понятия «реабилитация» охватывает процессуальную часть реабилитации, то есть порядок восстановления прав и свобод лица, в то время как сам вывод о непричастности или невиновности подозреваемого, обвиняемого или осужденного, по всей видимости, подразумевается.

В понятии «реабилитированный» отмечен производный элемент — право на возмещение вреда при отсутствии указаний на невиновность подозреваемого, обвиняемого, осужденного.

Широкая дискуссия ученых-процессуалистов, занимающихся исследованием проблем реабилитации, в том числе и ее понятийной составляющей, на всем протяжении действия УПК РФ свидетельствует, что работа в указанном направлении далека от завершения.

Совокупный анализ положений главы 18 УПК РФ позволяет сделать вывод, что в ней содержатся правовые нормы, касающиеся процедуры восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию.

Однако сущность реабилитации заключается, прежде всего, в официальном признании правовой несостоятельности обвинения с последующим устранением и возмещением причиненного вреда.

Принимая во внимание, что предлагаемые в законе понятия «реабилитация» и «реабилитированный» пока еще далеки от совершенства, не раскрывают истинной сути реабилитации, ученые, исследуя указанную проблему, предлагают различные пути ее разрешения.

С одной стороны, под реабилитацией понимают юридический акт, в соответствии с которым лицо, незаконно (в какой бы то ни было форме) подвергнутое уголовному преследованию, полностью восстанавливается в своих гражданских правах, приобретая в том числе право на предъявление в установленном УПК РФ порядке требований к государству о полном возмещении причиненного ему вреда. С другой стороны, это юридический механизм (процедуру) посредством которого обеспечиваются возможные требования юридически реабилитированного лица.

Реабилитация включает процессуальный акт о реабилитации, которым установлена невиновность гражданина в инкриминируемом преступлении, и комплекс восстановительно-компенсационных мер, направленных на возмещение ему вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием, применением мер процессуального принуждения или осуждением.

При наличии предусмотренных в законе оснований процессуальное решение, освобождающее лицо от предшествовавшего обвинения или подозрения, оформляется либо актом правосудия (приговор либо определение суда), либо актом, близким по содержанию и значению к акту правосудия (постановление о прекращении уголовного преследования или уголовного дела). Именно такое решение и соответствующий ему процессуальный акт являются основным, определяющим элементом реабилитации.

Таким образом, сущность реабилитации заключается в первую очередь в официальном признании государством в лице компетентных органов и должностных лиц факта невиновности лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, влекущем за собой гарантированное государством устранение причиненного вреда путем предусмотренной в законе системы компенсационно-восстановительных мер.

Для реабилитации лица и возмещения причиненного вреда необходимо наличие предусмотренных законом оснований (ст. 133 УПК РФ).

Основания возникновения права на реабилитацию определяются в уголовно-процессуальном законе с учетом процессуального статуса участника уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 133 УПК РФ).

Читайте так же:  Какой этаж выбрать предпочтительнее при покупке квартиры

Право на реабилитацию имеют: подсудимый, подозреваемый или обвиняемый, осужденный, лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, а также иные лица, в отношении которых незаконно применялись меры процессуального принуждения.

Фактически в ст. 133 УПК РФ представлен общий перечень субъектов. Часть из них имеет право на реабилитацию и возмещение вреда, а часть — на возмещение вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства, не связанного с их обвинением или осуждением.

Подсудимый имеет право на реабилитацию и. как следствие, на возмещение причиненного вреда в тех случаях, когда в отношении него вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Оправдательный приговор, которым подсудимый признается невиновным, суд выносит по одному из оснований, указанных в ч. 2 ст. 302 УПК РФ: когда не установлено событие преступления; подсудимый непричастен к совершению преступления; в деянии подсудимого отсутствует состав преступления; коллегией присяжных заседателей в отношении подсудимого вынесен оправдательный вердикт.

Завершение производства по уголовному делу оправдательным приговором свидетельствует об официальном признании государством в лице суда факта невиновности лица в инкриминируемом деянии.

Несмотря на отсутствие прямых указаний на то, что основания вынесения оправдательного приговора относятся к категории реабилитирующих, тем не менее, это с очевидностью усматривается из сущности судебного акта, последствием которого является полное снятие ранее предъявленных обвинений и реабилитация.

Подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, является реабилитированным. Следовательно, оправдательный приговор необходимо рассматривать в качестве акта реабилитации подсудимого, и правильнее говорить не о признании права на реабилитацию, а о реабилитации.

Применительно к вопросу об основаниях реабилитации следует различать основания вынесения оправдательного приговора, которые можно рассматривать как основания реабилитации, и оправдательный приговор как реабилитацию.

Определение суда или постановление судьи о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении подсудимого на основании отказа государственного обвинителя от обвинения завершает судопроизводство в суде первой инстанции в том случае, когда государственный обвинитель приходит к убеждению, что представленные суду доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.

Решение о прекращении уголовного дела в судебном заседании по данному основанию суд принимает в соответствии с п. 2 ст. 254 УПК РФ. Аналогичным образом решается вопрос о прекращении уголовного дела и при отказе государственного обвинителя от обвинения при рассмотрении дела судом присяжных (ст. 350 УПК РФ).

В соответствии со ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление оправдательного приговора.

Кроме того, основанием возникновения права на реабилитацию является прекращение уголовного дела частного обвинения при неявке в судебное заседание потерпевшего без уважительных причин. Мировой судья выносит постановление о прекращении уголовного дела в соответствии с ч. 3 ст. 249 по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию и возмещение вреда имеют подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 4—6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, которыми являются:

Указанные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования неоднородны по своей юридической природе и существенно различаются по содержанию, правовым и нравственным последствиям их применения.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ осужденный имеет право на реабилитацию и возмещение вреда в случае полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, а также при прекращении уголовного дела ввиду отсутствия события преступления, отсутствия в деянии состава преступления, истечения сроков давности уголовного преследования, смерти подозреваемого или обвиняемого, отсутствия заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, а также при несоблюдении соответствующей процедуры осуществления уголовного преследования в отношении лиц, обладающих профессиональным иммунитетом, указанных в ст. 448 УПК РФ.

Из содержания п. 5 ч. 2 ст. 133 УПК РФ усматривается, что право на реабилитацию, в том числе и право на возмещение вреда, имеют также лица, к которым применялись впоследствии отмененные как незаконные или необоснованные принудительные меры медицинского характера.

Правом на возмещение вреда обладает также любое лицо, незаконно подвергнутое в ходе производства по уголовному делу мерам процессуального принуждения (ч. 3 ст. 133 УПК РФ). Круг мер процессуального принуждения определен в разделе IV УПК РФ и включает в себя задержание подозреваемого, меры пресечения и иные меры процессуального принуждения.

В части 4 ст. 133 УПК РФ законодатель конкретизировал случаи, на которые правила, содержащиеся в ее предыдущих частях, не распространяются. Так, сети примененные меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду акта об амнистии или истечения сроков давности, то подвергшиеся уголовному преследованию участники уголовного судопроизводства права на реабилитацию и возмещение вреда не имеют.

Предполагается, что в указанных случаях обстоятельства, лежащие в основе отмены правовых актов, не свидетельствуют о признании невиновности соответствующего участника уголовного судопроизводства, а имеют иное правовое значение.

Аналогичным образом решается вопрос и в отношении несовершеннолетних, которые либо не достигли возраста, с которого наступает уголовная ответственность, либо хотя и достигли возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но в силу отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не могли сознавать характер своих противоправных действий и руководить ими.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Анализ конструкции процессуальной нормы, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию и возмещение вреда, позволяет сделать вывод о том, что перечень участников уголовного процесса, обладающих соответствующим правом, и случаев, когда оно возникает, является исчерпывающим. Об этом свидетельствует регламентированное в ч. 5 ст. 133 УПК РФ положение, согласно которому в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Источники


  1. Задачи и тестовые задания по судебной медицине: моногр. . — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. — 624 c.

  2. Лазарев, В. В. Теория государства и права / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Юрайт, Юрайт-Издат, 2012. — 640 c.

  3. Романовский, Г.Б. Гносеология права на жизнь; СПб: Юридический центр, 2013. — 370 c.
  4. Губина, И.Ю. Латинский словарь юридических терминов и выражений / ред. В.А. Минасова, И.Ю. Губина. — М.: Ростов н/Д: Феникс, 2017. — 320 c.
  5. Десницкий, С. Е. Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции. Юридическое рассуждение о вещах священных, святых и принятых в благочестие, с показанием прав, какими оные у разных народов защищаются… и др. / С.Е. Десницкий. — Москва: Гостехиздат, 2016. — 193 c.
  6. Понятие и значение реабилитации в уголовном процессе
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here