Ответственность за домашнее насилие

Самое важное на тему: "Ответственность за домашнее насилие" с комментариями профессионалов. При возникновении вопросов можно обратиться к дежурному консультанту.

Домашнее насилие- как защитить себя от тирана. Статья.

Опубликовано: сегодня в 18:03
Прочитано: 212 раз

[2]

Семейное насилие продолжает оставаться распространенным явлением в России. Чаще всего от него страдают женщины и дети. По мнению юристов, эффективной защиты от семейного насилия российское законодательство не предоставляет. Большинство дел либо не доходят до суда, либо заканчиваются примирением сторон, которое совсем не гарантирует, что домашний тиран вновь не возьмется за старое.

Правовая инструкция 9111.ru расскажет о том, что может предпринять жертва семейного насилия.

Куда подавать заявление?

Насилие в семье бывает физическим и психологическим и обычно квалифицируется по следующим статьям Ук РФ: 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», 116 «Побои», 117 «Истязание», 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». Максимальное наказание по этим статьям Ук РФ достаточно серьезное, например, по ст. 119 — лишение свободы на срок до двух лет, однако такая мера наказания не может применяться, если преступление совершено впервые без отягчающих вину обстоятельств. Вопрос о квалификации решается по результатам проведения проверки в порядке ст. 144 Упк РФ

В соответствии со статьей 145 Упк Рф чтобы возбудить уголовное дело по вышеназванным статьям, пострадавшему необходимо обратиться напрямую с заявлением в мировой суд так как это дела частного обвинения. Если пострадал несовершеннолетний, то можно обратиться в полицию или прокуратуру, а дело возбудит следователь или дознаватель.

В заявлении следует указать наименование суда, в который оно подается; описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения; просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству; данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность; данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд; подпись лица, его подавшего.

К заявлению можно приложить справку из травмпункта, которая подтверждает факт телесных повреждений и дату их причинения. Информация в этой справке проверяется в ходе проведения проверки по ст. 144 Упк РФ, результаты которой могут выступать основанием возбуждения уголовного дела.

Какие доказательства потребуются?

Хорошо, когда есть свидетели, которые могут подтвердить информацию, указанную в заявлении. Однако их отсутствие, как многие ошибочно считают, не может быть основание для отказа в возбуждении дела, так как при решении этого вопроса подлежит оценке вся совокупность обстоятельств, имеющих значение.

[1]

При подготовке к судебному разбирательству мировым судьям рекомендовано истребовать сведения о судимости и привлечении к административной ответственности обвиняемых (подсудимых), справок из наркологии и психдиспансера, характеристик с места жительства и работы. Если обвиняемый ранее уже был судим за хулиганство или оскорбление, а в материалах дела зафиксирован факт насильственных действий с его стороны, то это послужит дополнительным основанием для возбуждения уголовного дела.

В чем сложность дел о семейном насилии?

После подачи Заявления в суд мировой судья разъясняет заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление. Статистика показывает, что многие дела заканчиваются как раз примирением. Потерпевшие от домашнего насилия могут желать прекратить дело из-за нежелания «выносить сор из избы», по причинам угроз со стороны обвиняемого, из опасений за свою жизнь и здоровье, за своих детей и по материальным соображениям — из страха потерять источник дохода.

Проблема состоит и в том, что указанные преступления являются в силу ст. 15 Ук рф преступлениями небольшой тяжести. В силу ст. 56 Ук рфлицам, впервые совершившим преступления этой категории при отсутствии отягчающих вину обстоятельств, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Поэтому такое лицо, опять возвращается в семью, уже осознавая свою фактическую безнаказанность за эти действия. Ведь и при повторном совершении преступления и привлечении его к уголовной ответственности суд не обязан назначать лишение свободы, а может избрать иное наказание в рамках санкции статьи. Рецидива в данном случае нет, так как в силу ст. 18 Ук рф при признании рецидива преступления небольшой тяжести не учитываются. Как ни парадоксально это звучит, но единственная реальная возможность временно изолировать такое лицо – назначение административного ареста до 15 суток за мелкое хулиганство, что чаще всего и используется потерпевшими для защиты своих прав.

Поэтому в случаях бытового насилия, желательно фиксировать эти факты путем обращения в полицию как для привлечения к административной, так и уголовной ответственности. При наличии повторного обращения для возбуждения уголовного дела стоит настаивать на назначении наказание в виде лишения свободы и обжаловать приговор в виду мягкости, если в этих случаях назначается наказание, не связанное с лишением свободы.

Что еще можно сделать?

Есть и гражданско-правовые механизмы, которые для этих целей прямо не предназначены, но могут использоваться для защиты прав при наличии в семье детей. Если супруг, применяющий насилие, является собственником жилого помещения, то возможно подать иск о взыскании с него алиментов и на основании ст. 31 жк рф требовать обеспечения ребенка и (или) супруги, если она получает алименты, иным жилым помещением.

Если супруг, применяющий насилие, наниматель или член семьи нанимателя, то возможно в судебном порядке лишить его родительских прав по основаниям ст. 69 Ск рф а после требовать его выселения в виду невозможности совместного проживания с ребенком по ст. 91жк рф.

Если вы стали жертвой семейного насилия, то в первую очередь стоит позвонить в полицию по телефону 02, поставить в известность родственников и соседей, который в последующем смогут выступить свидетелями в суде, при необходимости попросить у них убежище. Все телесные повреждения следует фиксировать в травмпункте, следы преступления — порванную одежду, отпечатки крови, разбитую мебель — сохранять. За помощью и советом также можно обратиться по всероссийскому телефону доверия 8-800-7000-600

Закон насильно мил не будет

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта, в том числе представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Матвиенко заверила, что все конструктивные предложения будут учтены. По ее мнению, новый закон должен не только призвать домашних агрессоров к порядку. «Главное, чтобы в сознании нашего общества этот социальный атавизм осуждался, не принимался, чтобы он ушел», — заявила она. «Это только укрепит семью», — считает глава СФ.

После публикации в пятницу на своем сайте Совет Федерации собрал уже тысячу комментариев. Как и следовало ожидать, мнения разделились. «Закон крайне необходим. Те, кто видит в нем навязывание западных ценностей, уводят в сторону внимание от главной проблемы: в российских семьях до сих пор царит домострой XVII века», — пишет Полина Жорова. «Если законопроект примут, это будет сильнейший удар по каждой российской семье, даже той, где о насилии и не думали. Вмешательство по доносам в семейные отношения посторонних организаций без какой-либо их ответственности — это вообще за гранью понимания», — возражает ей Максим Кайнов. Помимо эмоциональных высказываний есть и конкретные предложения, апелляции к иностранному опыту, причем как положительному, так и отрицательному.

Читайте так же:  Как оформить квартиру в собственность по завещанию

«Дискуссия приобретает все более горячий характер. Мне бы очень хотелось, чтобы этот документ стал актом консолидации общества, а не причиной раздора», — заявила Матвиенко, анонсируя публикацию законопроекта.

«Опубликование на сайте Совета Федерации текста законопроекта — это лучший показатель того, что обсуждение вопроса семейно-бытового насилия переходит на новый этап — детальное, предметное обсуждение и внесение на рассмотрение в Госдуму. Замечательно, что Валентиной Ивановной Матвиенко было принято такое решение — обсуждение в публичном пространстве с людьми, которые заинтересованы, чтобы этот процесс был», — заявила «РГ» зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, которая является автором своей версии документа на этот счет.

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Документ делает акцент именно на профилактику таких случаев. А профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших — защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков. Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не поможет — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

В свою очередь у судебного предписания уже другой уровень. Оно предусматривает для нарушителя как вышеупомянутые запреты, так и другие, более жесткие профилактические меры. Например, обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Одновременно с этим законопроектом готовятся поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), которые предусматривают ответственность за нарушение требований защитных предписаний. Ее предполагается прописать в статье 19.3 КоАП («неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»). Нарушение требований защитного предписания может повлечь штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток, а судебного защитного предписания — штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток либо обязательные работы.

В Госдуме предлагают уточнить ряд положений опубликованного проекта. Как рассказала Оксана Пушкина, депутаты предлагают изменить формулировку семейно-бытового насилия. В нынешней версии из нее исключены все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), поскольку содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. Таким образом, например, жертва домашних побоев или сексуального насилия не подпадает под действие этого законопроекта.

Глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников ранее хоть и положительно отозвался о готовящихся изменениях, однако заявил, что их будет недостаточно в борьбе с домашним насилием. В ходе обсуждения темы развития семейного права в Госдуме он заявил, что это комплексная проблема и нужен соответствующий подход. Борьба с насилием в семьях, пояснил он, требует принятия необходимых нормативных актов не только уголовно-правового характера. Кроме того, нужны развитие системы психологической поддержки и более активные действия со стороны компетентных органов, включая социальные службы, полицию. Все свои предложения депутаты Госдумы направят в Совет Федерации.

Татьяна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в РФ:

— Конечно, такое явление, как унижения в семье, противоречит развитию демократизации общества и нравственным ценностям. Но закон о противодействии насилию в семье до сих пор не был принят, потому что не было единого мнения по поводу мер, которые могут применяться для противодействия насилию, я об этом много раз говорила, отвечая на вопросы журналистов. Одним из самых «хороших» положений нового законопроекта, направленного против насилия в семье, мне кажется создание центров для поддержки жертв домашнего насилия. Речь о кризисных центрах, куда могут прийти в момент конфликта жертвы насилия (неважно, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик), чтобы получить в таком центре и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию.

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях:

— Если мы исходим из того, что жена, ребенок, другие члены семьи — это не люди, а предметы домашней обстановки, то тогда, действительно, государство не должно вмешиваться в дела семьи. Я против применения силы для разрешении разногласий. Поэтому концептуально, конечно же, я на стороне Оксаны Пушкиной и ее предложений. Но если уж придется государству вмешаться в дела семьи, то сделать это оно должно очень деликатно. Но приоритет нужно отдать защите прав домочадцев. Я считаю, что мужчина, который поднял руку на женщину или ребенка, это не мужчина, а животное, которое использует силу для разрешения конфликта. Другое дело, что в бытность адвокатом у меня в практике было несколько дел, когда мужчину забирала милиция по заявлению жены, которая получила побои. А потом супруга приходила со слезами и просила защищать ее дебошира от уголовного преследования.

Кто-то скажет: сегодня такие женщины, что сами не прочь побить свою вторую половину? Да, известный сюжет, когда жена скалкой мужа охаживает, если он приходит пьяный с работы. Я уверен, что от семейного насилия должны быть защищены все стороны. И мужчина, и женщина. Если дама подняла руку на мужа, ну какая она жена? Какая женщина? Знаете, вы мне в интересный день позвонили. У нас сегодня с женой 44-я годовщина свадьбы. И как-то так получилось, что за 44 года ни я ее не бил, ни она меня не била. Поэтому понять супругов, которые поднимают руку на свою вторую половину, я не могу.

Читайте так же:  Как узнать сколько стоит доля в квартире

Никакой зарубежный опыт в чистом виде переносить на российскую почву нельзя. Это не поможет. Россия — самостоятельный континент с точки зрения менталитета, с точки зрения культуры, с точки зрения религии, с точки зрения идеологии. Нужно подсматривать зарубежную практику, но в любом случае брать ее для отечественного применения нужно, внимательно адаптируя. К тому же надо понимать, что Россия — это и Кавказ, и Калининград. Разные культурные коды. Впрочем, хотя я и не знаю, как отнесется, к примеру, кавказский мужчина к тому, что к нему в семью могут прийти, но специфика спецификой, а общечеловеческие ценности, в частности неприменение насилия, являются доминирующими.

И еще. Много говорят о пресловутых метрах, на которые обидчику нельзя приближаться к пострадавшей. Это частности, но над ними нужно серьезно подумать. Ведь если разведенные муж с женой живут в двухкомнатной квартире, как им сохранить эту дистанцию? Надо обсуждать, насколько это все реалистично.

Феминистки не следят за законами: «Проект о домашнем насилии уже устарел»

В последнее время в СМИ широко освещаются отдельные случаи семейного насилия. От сторонников принятия так называемого закона о семейно-бытовом насилии можно часто услышать, что в России якобы было «декриминализовано семейное насилие» и именно это стало причиной ухудшения ситуации. ИА REGNUM попросило члена Общественной палаты Российской Федерации, судью в почетной отставке Людмилу Виноградову дать комментарий по этому поводу.

Анастасия Громова: В последнее время в СМИ широко освещаются случаи семейного насилия, наиболее резонансным стала ситуация с чеченской девочкой Аишей. Это связывают с якобы отменой закона о побоях по настоянию общественников. Как Вы считаете, что произошло со времени отмены закона?

Людмила Виноградова: С февраля 2017 года уголовно наказуемые побои в отношении членов семьи, близких к потерпевшему лиц были декриминализованы так же, как и побои, совершённые посторонними потерпевшему гражданами, и переведены в состав административных правонарушений. Таким образом Государственная дума ФС РФ исправила ошибку, допущенную предыдущим законом, который принял дискриминационную норму по отношению к группе лиц по статусу родства (ст. 19 Конституции).

С тех пор произошли позитивные изменения, поскольку те правонарушения, которые были латентными (то есть скрытыми от официальной статистики), стали очевидными, так как производство по административным делам, регламентированным ст. 6.1.1. Кодекса об административных правонарушениях РФ (КоАП РФ) — «Побои», стали вести органы полиции, а не суд.

Таким образом, у полиции появились процессуальные основания для реагирования на звонки потерпевших по делам о побоях. Они обязаны приехать на место совершения административного правонарушения и по заявлению потерпевшего принять меры к нарушителю.

В частности, в зависимости от обстоятельств произошедшего, они вправе применить административное задержание обидчика на 48 часов в связи с тем, что статья 6.1.1. КоАП РФ в своей санкции предусматривает меру наказания в виде ареста до 15 суток (ч. 3 ст. 27.5 КоАП РФ).

Ранее по уголовным делам, предусмотренным ст. 116 Уголовного кодекса РФ в прежней редакции, полицейские не вправе были задерживать правонарушителя, поскольку Уголовный кодекс РФ не содержал такой меры наказания по побоям, как лишение свободы. Из-за чего полиция не имела права применять задержание подозреваемого (ст. 91 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Подсудность побоев суду приводила к тому, что потерпевший и преступник на ранней стадии конфликта не изолировались друг от друга, как это может делаться сейчас, из-за чего бывало так, что начавшееся как побои преступление перерастало в более тяжкое — причинение вреда здоровью или убийство.

Обращение потерпевшего в суд не могло пресечь преступление, поскольку процедура судопроизводства по побоям сама по себе громоздкая и небыстрая. Кроме того, у суда также не было и нет полномочий для избрания обидчику меры пресечения в виде содержания его под стражей. А главное в таких делах — изолировать правонарушителя от жертвы. Это стало возможным после декриминализации побоев.

Процедура привлечения виновного к ответственности упростилась, ускорилась. После задержания в течение двух суток может быть составлен административный протокол, после чего материал должен направляться судье для рассмотрения. Тот в свою очередь вправе принять постановление о назначении виновному меры наказания в виде ареста вплоть до 15 суток. За это время жертва преступления может принять меры для самосохранения: найти безопасное место для себя и близких лиц, подать заявление о расторжении брака, переехать на другое место жительства.

Кроме того, срабатывает временной фактор. Некоторым правонарушителям достаточно такой превентивной меры, как арест, для того чтобы не допускать подобного поведения впредь. Иначе при повторном правонарушении в отношении него может быть возбуждено уголовное дело по ст. 116.1 УК РФ.

Анастасия Громова: В решении ЕСПЧ по делу «Володина против Российской Федерации» есть статистика на основании исследования, подготовленного по результатам визита специального докладчика в Россию. Якобы 80% преступлений в России в отношении женщин относятся к случаям домашнего насилия. Как Вы можете прокомментировать эти цифры?

Людмила Виноградова: В решении ЕСПЧ даются не основанные на официальной статистике цифры, не имеющие никакого отношения к действительности. Приводятся данные сомнительных исследований, в ходе которых опрашивались респонденты, которые когда-то хоть раз в жизни видели кого-то со следами побоев или знали о случаях насилия в отношении знакомых, соседей и т. п. Данные официальной статистики МВД РФ интерпретируются в нужном ЕСПЧ свете. Происходит подмена понятий: к случаям «домашнего насилия» приписываются преступления на бытовой почве, что не одно и то же.

Например, драка между соседями коммунальной квартиры из-за мытья полов относится к преступлениям на бытовой почве и не имеет отношения к семейным отношениям, тогда как истязание члена семьи из-за жилой площади будет относиться к преступлениям, совершённым на бытовой почве в сфере семейно-бытовых отношений, что не одно и то же.

Так, в статистике ГИАЦ МВД России1 за 2015 год, на которую зачастую ссылаются различные «докладчики», имеются данные о расследованных «насильственных преступлениях, совершённых на бытовой почве», — таких дел было 140 670. Но это не значит, что все эти преступления были совершены в семье и членами семьи. Из числа преступлений на бытовой почве совершены в сфере семейно-бытовых отношений 54 285 преступлений, причём потерпевшими по этим преступлениям были как женщины, так и мужчины. Потерпевших женщин от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи, в 2015 году было 17 9082, то есть, в два раза меньше, чем мужчин.

Зафиксируем эту цифру, уточнив, что к насильственным преступлениям в данном случае относились не только убийства, но и вред здоровью различной степени тяжести, и побои. По данным правоохранительных органов, обновлённым на 22.04.2019 года, Федеральная служба государственной статистики в таблице «Число лиц, потерпевших от преступных посягательств» (то есть от всех видов преступлений, не только от «домашнего» насилия), выдаёт цифру потерпевших женщин в 2015 году 805 500 человек: это и потерпевшие по уголовным делам о преступлениях против личности; в сфере экономики; против здоровья населения и общественной нравственности, и другим.

Видео удалено.
Читайте так же:  Особенности наследования отдельных видов недвижимого имущества
Видео (кликните для воспроизведения).

Сравниваем две цифры за 2015 год: 805 500 человек потерпевших женщин по всем видам преступлений и 17 908 потерпевших женщин от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи, и получаем процент, далёкий от 80%, — всего 2,22%.

То есть случаи «домашнего» насилия в отношении женщин в 2015 году в Российской Федерации составляли всего 2,2% от числа всех совершённых в отношении женщин преступлений.

Анастасия Громова: Общество, прежде всего, интересует правда. Как бы вы оценили реальную ситуацию с семейным насилием в стране?

Людмила Виноградова: Я никогда не отрицала, что в российских семьях существует насилие, но уровень его не таков, каким рисуют (в прямом и переносном смысле) феминистки, лоббирующие принятие отдельного закона о профилактике семейно-бытового насилия. Самое отвратительное, что истерия, развязанная в СМИ, построена на лжи, которая не столько может помочь феминисткам достигнуть желаемого результата, сколько она дискредитирует и страну, и народ, её населяющий. Цель феминисток, на мой взгляд, не только и не столько защитить женщин от насилия, сколько путём введения антиконституционного закона выполнить задание Запада. При развязанной против России информационной войне не приходится сомневаться, что любые вмешательства во внутренние дела РФ будут стране и её народу не на благо.

В Российской Федерации давно приняты и действуют законы, гораздо эффективнее предлагаемого феминистками. «Защитное предписание» и «судебное защитное предписание», скопированные из зарубежных аналогов, — это вчерашний день для нашего судопроизводства.

Федеральный закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» от 23.06.2016 N 182-ФЗ содержит гораздо больше профилактических мер, не уступающих зарубежным. «Официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения правонарушений, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения», которое может выносить сотрудник полиции подучётному лицу до возбуждения административного или уголовного дела, — это аналог «защитного предписания».

В отношении правонарушителя, совершившего преступление, по ходатайству дознавателя или следователя может быть избрана мера пресечения — «запрет определённых действий» (ст. 105.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ), которая назначается по постановлению судьи, рассматривающего ходатайство следственных органов в течение восьми часов с момента поступления ходатайства в суд, а не в течение 15 дней, как в своём законопроекте предлагают феминистки, уповая на «судебное защитное предписание». Указанной мерой может быть наложен запрет виновному лицу на преследование потерпевшей (его), на использование средств связи, социальных сетей, на приближение к определённым объектам. Контроль за исполнением данной меры пресечения может вестись с использованием аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля.

В соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» ещё до возбуждения уголовного дела могут быть приняты меры безопасности к потерпевшему, очевидцам преступления, их близким родственникам, такие как личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; переселение на другое место жительства; замена документов; изменение внешности; изменение места работы (службы) или учёбы; временное помещение в безопасное место, в том числе — социально-реабилитационный центр, о котором говорят феминистки. Органы социальной защиты могут предоставить временное жилое помещение.

Проведение с лицами, состоящими на учёте в полиции или органах социальной защиты в связи с домашними конфликтами, психологических тренингов, за которые ратуют феминистки, возможно и сегодня в рамках действующего Федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» от 28.12.2013 N 442-ФЗ.

Возмещение потерпевшему морального и материального ущерба, судебных расходов предусмотрено действующими Уголовно-процессуальным, Гражданско-процессуальным, Гражданским кодексами Российской Федерации.

То есть предлагаемые лоббистами законопроекта меры уже закреплены в российском законодательстве, не нарушают Конституцию Российской Федерации, в связи с чем нет никакой необходимости вводить аналогичные, устраивая конкуренцию норм права.

Вместе с тем само по себе наличие перечисленных законов не говорит об их надлежащем исполнении, поэтому необходимо добиваться от правоохранительных органов неукоснительного исполнения действующих законов, а не выдумывать новые худшие копии.

Анастасия Громова: Можем ли мы говорить об угрозе ужесточения законодательства в сфере семейного насилия и рассматриваются ли уже какие-то инициативы?

Людмила Виноградова: Угроза такая существует, поскольку манипуляция общественным мнением проводится нешуточная настолько, что даже депутаты, принимавшие действующие законы, не помнят об их существовании, поддерживая инициативу феминисток. Что говорить о гражданах и чиновниках, далёких от юриспруденции, если в обществе поддерживается твёрдая убеждённость, что российская женщина не защищена от насилия, что Дума, приняв закон о декриминализации побоев, «разрешила женщин бить». И это при том, что Уголовный кодекс Российской Федерации содержит не менее сорока составов, квалифицирующих преступления, отнесённые феминистками к «семейно-бытовому насилию».

Анастасия Громова: Какой прогноз: как Вы считаете, есть ли опасность принятия новых законодательных инициатив в этой сфере?

Людмила Виноградова: Гадать — дело неблагодарное. Я всё же надеюсь на здравый смысл депутатов Государственной думы и Совета Федерации РФ, которые, как я полагаю, разберутся и со статистикой, и с конкуренцией норм, и с нарушением конституционных прав граждан, и с покушением на основные принципы уголовного судопроизводства в случае принятия предлагаемого феминистками закона.

Примечание:

1) ГИАЦ МВД России. Сводный отчёт о профилактической работе органов внутренних дел/январь-декабрь 2015/. Таблица «Сравнительная характеристика статистических показателей о насильственных преступлениях, совершаемых членами семьи» (ЧС) (формы ГИАЦ МВД №578,кн.30,2015);

2) Федеральная служба государственной статистики. Таблица 7.26 «Число потерпевших от преступлений, сопряжённых с насильственными действиями, совершёнными в отношении члена семьи».

3) Федеральная служба государственной статистики. Раздел «Население. Правонарушения. Основные показатели по преступности», таблица «Число лиц, потерпевших от преступных посягательств»

Домашнее насилие в России «Бьёт — значит любит?»

Время чтения: 14 минут

Россия — одна из немногих стран, где до сих пор не принят закон против домашнего насилия, несмотря на то, что всё чаще можно услышать о женщинах, убитых или искалеченных своими мужьями, или детях, подвергшихся насилию со стороны родителей.

До начала 2017 года статистика таких преступлений в России только росла, 2012 год — 34 тысячи жертв, 2014 год — 42,8 тысячи, 2016 год — 65,5 тысяч. Но в связи с декриминализацией побоев в отношении близких людей в январе 2017 года число потерпевших резко сократилось до 36 тысяч. Домашние побои без причинения серьёзных травм, о которых заявляют впервые, перешли в категорию административных правонарушений и стали наказываться в большинстве случаев аналогично нарушениям за неправильную парковку — штрафом в размере 5 тысяч рублей. Да и практическая реализация данных мер правоохранительными органами носит весьма противоречивый характер …

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву. Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера. Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьёт — значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие»

«Бьёт — значит любит» — историческая справка

Выражение уходит своими корнями в древнюю Русь. Многим покажется это удивительным, но физическое насилие мужей над жёнами фактически легализовалось после практически полного искоренения язычества. Считается, что при язычестве женщины имели больше прав.

Читайте так же:  Как разделить совместно нажитое имущество после развода

Укоренилась модель поведения, в обоснование которой легла догма о том, что женщина является корнем зла и источником нечистых сил, для очищения её души и спасения от посмертных страданий мужчина должен поучать и бить свою жену, выражая таким образом заботу о ней. Отсюда вывод: если мужчина не бьёт жену — значит не любит её.

Это нашло своё отражение в «Домострое», своде предписаний и наставлений семейного быта 16 века. Мужьям советовалось «учить» своих жён методами физического воздействия, при этом не рекомендовалось бить по лицу, чтобы с женой можно было появиться в обществе, по животу, если женщина беременна, использовать деревянные и железные предметы, «многие беды от того случаются … у беременных женщин и дети в утробе повреждаются». Наносить удары лучше кнутом, а не кулаками, «и больнее, и наука лучше усвоится. А побивши, приголубить, пожалеть и показать как любишь».

Данный исторически значимый документ фактически закрепляет насилие и рукоприкладство, как одну из основ построения семейной жизни и взаимоотношений между супругами в то время. К счастью, в настоящее время подобные рекомендации никакими нормативными правовыми актами не закреплены, однако пережитки прошлого в сознании современных россиян всё же остались.

Ответственность

Термин «домашнее насилие» в российской нормативно-правовой базе отсутствует, в то время как в других странах мира данная категория правонарушений широко освещена.

Административное наказание

В настоящее время административная ответственность за побои со стороны близких людей (супруга, сожителя, родителей), совершенные впервые и без причинения вреда здоровью, предусматривает один из следующих видов наказаний:

  • административный арест на срок от 10 до 15 суток;
  • штраф от 5 до 40 тысяч рублей;
  • обязательные работы на 60-120 часов.

Домашнее насилие статья УК РФ

Если близкий человек снова поднимет руку, его ждёт уголовная ответственность в соответствии со 116 статьёй Уголовного кодекса РФ (побои) в виде:

  • обязательных работ на срок до 360 часов;
  • исправительных работ на срок до 1 года;
  • ограничения свободы на срок до 2 лет;
  • принудительных работ на срок до 2 лет;
  • ареста на срок до 6 месяцев;
  • лишения свободы на срок до 2 лет.

Названные меры административной и уголовной ответственности применяются в России с момента вступления в силу поправок в Уголовный кодекс РФ от 7 февраля 2017 года (об исключении уголовной ответственности за побои или насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие причинение вреда здоровью, в отношении близких лиц совершенные впервые).

После принятия поправок Генсек Совета Европы направил руководству Госдумы и Совета Федерации письмо, в котором выразил обеспокоенность такими изменениями. В ответ такое давление на Госдуму было названо недопустимым .

[3]

При принятии закона депутаты руководствовались тем, что ранее побои, совершённые близкими людьми, наказывались более строго нежели те же самые, но совершённые посторонним человеком: близкому человеку — уголовная ответственность, постороннему — административная. Но принятие поправок не означает, что побои стали легализованы.

Мнение общественности разделилось, одни полагают справедливым не привлекать к уголовной ответственности за затрещину или шлепок. Другие напротив считают, что теперь домашние садисты останутся безнаказанными.

А каково ваше мнение на этот счёт? – Пишите в комментариях.

Жертвы домашнего насилия – дело Володиной

Члены Совета Федерации всё же не исключают, что в дальнейшем домашнее насилие может быть переведено в уголовную плоскость, причиной тому текущая правоприменительная практика.

Первое решение Европейского суда по правам человека по делу о домашнем насилии уже состоялось. ЕСПЧ обязал Российскую Федерацию выплатить 20 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда 6 тысяч евро в качестве компенсации судебных расходов россиянке Валерии Володиной, подвергавшейся насилию со стороны бывшего сожителя и так и не получившей никакой помощи от правоохранительных органов.

ЕСПЧ постановил, что российские власти нарушили статьи 3 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод — о запрете пыток и дискриминации.

Дело Володиной — наглядный пример того, как на практике реализуется защита правоохранительными органами жертв домашнего насилия.

Бывший возлюбленный угрожал, избивал, преследовал, похищал девушку, публиковал её интимные фотографии, нападал и портил личные вещи, караулил в подъезде, она находила у себя устройства слежки — за три года произошло огромное количество различных инцидентов. Но никакой защиты и помощи Валерия так и не смогла добиться, всё продолжалось снова и снова.

Девушка неоднократно обращалась в полицию, однако дело возбудили лишь по факту публикации её фотографий, квалифицировав это — как нарушение неприкосновенности частной жизни, и спустя несколько месяцев приостановили «в связи с невозможностью установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности».

«Заявленные Володиной В.А. угрозы являются результатом их личных неприязненных отношений, а также ревности со стороны Салаева Р.Э.», — прокомментировали ситуацию сотрудники МВД.

Так может быть, проблема не в законодательстве о домашнем насилии, а в соблюдении и практической реализации правоохранительными органами уже существующих законов?

Валерия Володина была вынуждена уехать из России.

В своём решении ЕСПЧ подчеркнул, «эти пробелы в законодательстве наглядно показывают, что власти не признают важность проблемы домашнего насилия в России и дискриминационного эффекта, который насилие оказывает на женщин».

Статистика домашнего насилия в России

«Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW (Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году)», — полагает руководитель Санкт-петербургского кризисного центра для женщин.

Официальные данные о домашнем насилии в России носят разрозненный характер, однако по ряду признаков можно сделать вывод о том, что оно широко распространено.

По результатам отчета о репродуктивном здоровье населения России, подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения и отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC):

  • При расчете в 16 млн. пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая женщина в России.
  • Вербальному насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин.
  • О случаях физического насилия сообщала лишь каждая пятая.
  • 4% женщин сказали, что в их жизни бывали случаи, когда их нынешние или бывшие партнёры силой заставляли их вступить с ними в половую связь против их воли.
Читайте так же:  Как ограничивают водоотведение канализации в квартире

Интересную взаимосвязь установили учёные между домашним насилием и уровнем образования женщин, так «уровень насилия, которое женщины испытали на протяжении своей жизни или за последние 12 месяцев, снижается по мере роста уровня их образования». Уровень домашнего насилия вдвое ниже среди женщин с высшим образованием по сравнению с теми, кто имеет неполное среднее образование.

Примерно четверть женщин, подвергшихся насилию, заявили, что травма была не настолько серьёзной, чтобы обращаться за помощью или, что это было бы бесполезно и не принесло бы ничего хорошего, 8% думали, что это принесло бы дурную славу семье, 6% боялись развода, прекращения отношений или потери детей, 5% боялись, что, если они расскажут о насилии, то подвергнутся ещё большему насилию.

Пережитый в детстве опыт насилия является признанным фактором последующей вовлеченности в отношения, сопряжённые с насилием.

Каждая четвёртая жертва домашнего насилия никому об этом не рассказывает, в полицию обращается лишь одна из 10 жертв, до суда доходят единицы.

Еще одну страшную цифру можно встретить на просторах интернета — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Впервые она появилась в докладе организации Amnesty International. Однако проверить её достоверность какими-либо официальными данными у нас так и не получилось.

По данным официальной статистики в 2018 году было зарегистрировано 12 516 насильственных преступлений против женщин, 3 260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. С января по июнь 2019 года зарегистрировано 17 301 преступление в сфере семейно-бытовых отношений, 60 % из которых в отношении женщин.

Реальное положение дел оценить весьма сложно, так как достоверной аналитики в настоящее время нет.

Закон о домашнем насилии в России

В 2016 году законопроект о домашнем насилии уже вносили в Госдуму, однако он не прошел и первое чтение. Более активное обсуждение необходимости создания законодательной базы в этой области началось после принятия закона о декриминализации побоев в 2017 году. От уполномоченного по правам человека в России неоднократно следовали публичные заявления о необходимости профилактики домашнего насилия и создании федерального законодательства в данной области.

До 1 декабря 2019 года планируется завершить подготовку законопроекта о семейно-бытовом насилии, который будет включать в себя в том числе и психологическое насилие. Законопроект направлен на защиту не только женщин, но и детей, инвалидов и пожилых людей.

Среди интересных моментов, которые вероятнее всего будут присутствовать в проекте закона, можно выделить следующие:

  • официальное закрепление понятия «домашнее насилие», и подразделение его на: сексуальное, физическое, экономическое, психологическое;
  • внедрение охранных ордеров, которые помогут изолировать агрессивного мужа или сожителя от женщины и запретят обидчику приближаться к ней;
  • судебное защитное предписание может обязать агрессора покинуть место совместного проживания, даже если он является его собственником;
  • создание курсов управления гневом для агрессоров, комплекса мер по предотвращению рецидивов насильственных действий и их профилактике.

Противники законопроекта обращают внимание, что закон по большей части будет направлен не на женщин-жертв насилия, а на детей. А его основная цель — получить право отбирать детей у родителей без суда и следствия. Второй момент касается психологического насилия, понятие которого весьма субъективно и будет средой для различного рода злоупотреблений.

Аналогичные законопроекты вносились в Госдуму уже 40 раз, однако ни один из них до сих пор не был принят.

По данным отчета Всемирного банка «Women, Business and the Law» за 2018 год, Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, ввиду того, что в стране до сих пор не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, сексуальном насилии на работе. По данному показателю наша страна оказалась на одном уровне с Либерией, Габоном, Ираном, Йеменом и ОАЭ.

В России действует несколько десятков кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — квартиры, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жильё или ждут окончания судебных разбирательств.

Осведомленность общества о проблемах насилия постепенно растёт, «женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнёр кричит, бьёт посуду, не даёт выходить из дома», — отметил специалист по связям с общественностью «Кризисного центра для женщин» .

Появляется много литературы и интернет-ресурсов на тему домашнего насилия, не только физического, но и психологического.

Абьюзинг — это термин обозначающий насилие, выражающееся в различных формах унижения, оскорбления, плохого отношения, игнорирования личного мнения и желаний жертвы.

Абьюзер — человек, подвергающий других насилию, оскорбляющий, унижающий, шантажирующий или принуждающий их к чему-то против воли.

Специалисты МЦПИ «Планета Закона» готовы обеспечить как юридическую, так и психологическую помощь в любой сложной семейной ситуации. Не знаете, как поступить? Как оформить развод без согласия мужа? Боитесь, что супруг заберёт детей и лишит всего совместно нажитого? Звоните: + 7 (495) 722-99-33.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Юристы и адвокаты нашей компании много лет помогают людям в разрешении самых сложных семейных вопросов, вам не придётся ходить по судам, видеться и общаться с бывшим супругом, выслушивать сцены выяснения отношений, вновь испытывать чувства угнетения и страха, наши специалисты возьмут на себя решение всех ваших проблем.

Источники


  1. Кудинов, О.А. Обязательства вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения: Юридический комментарий / О.А. Кудинов. — М.: Городец, 2015. — 128 c.

  2. Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция. Том 2. История химико-биологических наук. История наук о земле. Проблемы экологии. История техники и технических наук. — М.: Ленанд, 2013. — 440 c.

  3. Борисов, А. Н. Комментарий к Федеральному Закону от 8 августа 2001 г. №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринемателей» / А.Н. Борисов. — М.: Юстицинформ, 2014. — 286 c.
  4. Хргиан, А.Х. История и методология естественных наук. Выпуск 03. Физика / А.Х. Хргиан. — Москва: СПб. [и др.] : Питер, 2012. — 292 c.
  5. Скурихин, А.П. Испанско-русский юридический словарь: моногр. / А.П. Скурихин. — М.: Русский язык — Медиа, 2014. — 552 c.
  6. Ответственность за домашнее насилие
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here