Нарушение права на защиту в уголовном процессе

Самое важное на тему: "Нарушение права на защиту в уголовном процессе" с комментариями профессионалов. При возникновении вопросов можно обратиться к дежурному консультанту.

Разъяснены вопросы, возникающие в практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве

В Постановлении Пленума ВС РФ указан перечень лиц, обладающих правом на защиту (лицо, в отношении которого осуществляются затрагивающие его права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении, подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный, лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера, и т.д.).

Предусмотрено, что право обвиняемого на защиту включает в себя не только право пользоваться помощью защитника, но и право защищаться лично или с помощью законного представителя всеми не запрещенными законом способами и средствами.

Право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника — по смыслу УПК РФ защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат.

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в установленном порядке. При этом участие в судебном заседании обвинителя (государственного обвинителя) не является безусловным основанием для обеспечения участия в нем защитника, поскольку обвиняемый на любой стадии производства по делу вправе по собственной инициативе в письменном виде отказаться от помощи защитника.

Заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника.

Кассация поправила суды по вопросу о нарушении права обвиняемого на защиту

Московский областной суд представил новый выпуск информационного бюллетеня судебной практики за первый квартал 2016 года.

В бюллетене собрана апелляционная и кассационная практика Мособлсуда по уголовным, гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений, судебная практика по административным делам по вступившим в законную силу постановлениям, а также практика пересмотра не вступивших в силу решений.

Разбирая одно из дел, Мособлсуд отмечает, что при разрешении вопроса о том, было ли нарушено право обвиняемого на защиту, суд апелляционной инстанции не дал оценки всем обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения дела.

Один обвиняемый – три защитника

Постановлением судьи Мособлсуда от 23 июля 2015 года уголовное дело в отношении М. возвращено прокурору в связи с тем, что обвиняемый и его защитник не ознакомились с дополнительными материалами, приобщенными к делу по ходатайству одного из участников производства. Ознакомление с материалами дела следователь прекратил на день раньше срока, установленного судебным решением. Кроме того, в материалах дела не было сведений о допуске адвоката Н. к участию в деле в качестве защитника обвиняемого М., тогда как Н. направлял соответствующее ходатайство на имя следователя.

Однако апелляционным определением коллегии по уголовным делам Мособлсуда от 8 сентября 2015 года решение о возвращении дела прокурору отменено, дело направлено в суд для рассмотрения по существу со стадии предварительного слушания.

Вместе с тем, согласно ч. 1 и 2 ст. 219 УПК, как в ходе, так и после окончания ознакомления с материалами дела обвиняемый вправе заявлять ходатайства, в случае удовлетворения которых следователь дополняет материалы дела и обеспечивает участникам процесса возможность ознакомления с ними. 10 марта 2015 года следователь объявил обвиняемому М. и его адвокату С. об окончании предварительного расследования и разъяснил право на ознакомление с материалами уголовного дела, объем которого составил восемь томов. При этом обвиняемый ходатайствовал о приобщении к материалам опросов ряда свидетелей, собранных его адвокатом. Следователь удовлетворил это ходатайство и разместил протоколы опроса свидетелей в томе № 9.

В ходе ознакомления с материалами дела 13 мая 2015 года к участию в деле в качестве защитников обвиняемого по соглашению были допущены адвокаты Б. и К. Бабушкинский суд Москвы 9 июня удовлетворил ходатайство следователя об установлении срока для ознакомления М. и трех его защитников с материалами дела – до 22 июня включительно.

В чем ошибка апелляции?

В тот же день следователь передал обвиняемому и его адвокатам материалы уголовного дела в восьми томах. При этом адвокат К. попросил предоставить ему протоколы опросов свидететей, поступивших в ходе ознакомления с материалами дела. Но получил отказ, который следователь обосновал тем, что после 10 марта 2015 года проводились лишь процессуальные действия по продлению сроков предварительного расследования и сроков содержания под стражей, по рассмотрению ходатайств, о которых защиту уведомили с вручением копий документов. Однако сведений о том, что обвиняемый М. и его защитники были ознакомлены с протоколами опроса свидетелей, которые следователь приобщил к материалам 11 марта? не имелось. При этом апелляция не приняла во внимание, что в постановлении следователя от 23 июня не приведено мотивов, по которым адвокату К. было отказано в ознакомлении с опросами.

Ссылаясь в определении на полное ознакомление обвиняемого М. и его защитников с материалами дела в суде, апелляция не учла, что по смыслу положений ст. 15, п. 12 ч. 1 ст. 47, п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК право на ознакомление со всеми материалами дела не подлежит восполнению в стадии судебного производства по делу. Кроме того, для участия в деле могут быть приглашены несколько защитников (ч. 1 ст. 50 УПК). Первая инстанция усмотрела нарушение права обвиняемого на защиту в отсутствие процессуального решения, принятого по ходатайству адвоката Н. о допуске его к участию в деле в качестве защитника.

Апелляция же пришла к выводу о том, что право обвиняемого на защиту в данной части нарушено не было, поскольку ни он сам, ни его защитники до разбирательства дела в суде не заявляли о наличии соглашения с третьим адвокатом. Сам адвокат Н. с ходатайством к следователю не обращался, на заседание суда первой инстанции не явился и свои полномочия не подтвердил.

Между тем первая инстанция приобщила к материалам дела копию ходатайства, из которой следует, что 5 мая адвокат Н. адресовал следователю просьбу о его допуске к участию в деле в качестве защитника обвиняемого и об ознакомлении с материалами дела. В ходатайстве адвокат Н. ссылался на факт заключения соглашения на защиту М. на стадии предварительного расследования. Копия документа содержит штамп о том, что 5 мая ходатайство и ордер были приняты. Суд апелляционной инстанции не дал оценки документу и не проверил на соответствие действительности указанных в нем фактов.

Читайте так же:  Ненадлежащий ответчик в гражданском процессе судебная практика

Однако проверка заключения соглашения на защиту М. с адвокатом Н. и своевременного обращения последнего с ходатайством о допуске к участию в деле имеет существенное значение для разрешения вопроса о том, было ли нарушено право обвиняемого на защиту отсутствием процессуального решения следователя в данной части. Президиум заключил, что решение апелляции не соответствует требованиям УПК, принято без оценки всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Определение коллегии по уголовным делам Мособлсуда было отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение (постановление президиума Мособлсуда № 19 от 20 января 2016 года).

С полным текстом информационного бюллетеня судебной практики Мособлсуда за первый квартал 2016 года можно ознакомиться здесь.

Проблемы реализации конституционных прав на защиту в уголовном судопроизводстве РФ

Дата публикации: 18.06.2015 2015-06-18

[3]

Статья просмотрена: 1574 раза

[1]

Библиографическое описание:

Рубцов Н. А. Проблемы реализации конституционных прав на защиту в уголовном судопроизводстве РФ // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 527-529. — URL https://moluch.ru/archive/93/20525/ (дата обращения: 03.12.2019).

Статья посвящена изучению некоторых проблем реализации конституционных прав на защиту в уголовном судопроизводстве Российской Федерации. Целью работы является выявление такого рода проблем и предложение путей их решения. В статье содержится анализ особенностей такого немаловажного конституционного права, как права на защиту, применительно к уголовному процессу. При написании работы использовался сравнительный метод исследования и метод анализа. Внесены некоторые предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, а также Конституции Российской Федерации, путем изменения и дополнения их положений и норм. Результаты данной работы могут быть полезны не только практикующим юристам, осуществляющим защиту граждан, подвергшихся уголовному преследованию, но и самим таким гражданам, а также парламентариям и законодателям, желающим повысить эффективность действующей правовой систем и обеспечить реальные возможности для осуществления и защиты прав и свобод личности.

The article is devoted to some problems of realization of the constitutional rights of the defense in the criminal trial of the Russian Federation. The aim is to identify these types of problems and offer solutions. The article contains an analysis of the features of such an important constitutional right as the right to defense, in relation to criminal proceedings. When writing the work used a comparative method of research and analysis method. Made some suggestions for improving the current criminal procedural legislation of the Russian Federation, as well as the Constitution of the Russian Federation, through amendments to its regulations and rules. The results of this work can be useful not only for practicing lawyers engaged in the protection of citizens exposed to criminal prosecution, but also to such citizens, as well as parliamentarians and legislators who want to increase the effectiveness of existing legal systems and provide real opportunities for the enjoyment and protection of human rights and freedoms.

Фундаментальной составляющей конституционного права является институт прав и свобод человека. Конституционные права и свободы — это находящиеся под защитой государства наиболее значимые права и свободы личности, раскрывающие состояние свободы в ее естественной форме. В конституционном праве советского периода права человека определялись как права, закрепленные юридически и находящиеся под охраной государства. На данный момент специалисты дают следующее понятие прав и свобод человека: «Права и свободы человека — это общепризнанные социальные возможности личности, обеспечение которых реально в условиях достигнутого человечеством прогресса» [4]. Исходя из этого, а также из положений ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, конституционное право на защиту можно определить, как обозначенный Конституцией комплекс социальных возможностей личности, направленный на защиту своих законных прав и свобод любыми законными путями.

Вообще, контроль за соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина является прерогативой государства и его органов с целью предотвращения и прекращения неправомерных нарушений прав и свобод личности путем наказания злоумышленников и компенсацией причиненного вреда. Сам же гражданин вынужден принимать активные правовые действия, направленные на реализацию или защиту своих законных прав и свобод в порядке судопроизводства, только в случаях, когда государство не смогло должным образом выполнить свою вышеуказанную функцию.

В рамках исследуемой темы хочется уделить особое внимание такому конституционно закрепленному праву личности, как праву на защиту в уголовном процессе. Право на защиту является общим понятием, составную часть которого составляет судебная защита прав и свобод человека и гражданина, которая гарантируется ч. 2 ст. 45 Конституции РФ [1].

Законодательная регламентация права на защиту оставляет желать лучшего. Например, такое право подозреваемого или обвиняемого, как знать, в чем он подозревается или, соответственно, обвиняется, закреплено в статьях 46 и 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ [2]. Однако подобное право в Конституции РФ не регламентировано. Конечно, данный факт не означает, что правила, установленные на законодательном уровне, имеющим немного меньшую юридическую силу, но не имеющиеся в нормативном правовом акте высшей юридической силы, не действуют. Предложение закрепить право знать сущность и причины обвинения или подозрения на конституционном уровне следует из того, что в настоящее время в отраслевое законодательство, в данном случае в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, вносятся непрерывные изменения и дополнения, которые могут затронуть указанное право обвиняемого (подозреваемого) на защиту. Закрепление же данного права в Конституции РФ будет предполагать его большую защищенность по той причине, что механизм пересмотра и внесения поправок в Конституцию РФ имеет более усложненный характер.

Список существующих проблем в сфере реализации конституционных прав на защиту в уголовном судопроизводстве РФ можно продолжать и далее, но в силу ограниченности объема работы необходимо перейти к выводам по исследуемой теме.

На основании вышеизложенного, можно заключить следующее. На современном этапе исторического развития России конституционное право на защиту не в должной степени регламентировано на законодательном уровне. Вследствие чего реализация данного права на практике в сфере уголовного судопроизводства претерпевает существенные ограничения. Для решения такого рода проблем необходимо внести определенные изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство, а также в Конституцию РФ.

Читайте так же:  Как избавиться от ооо без долгов

С целью повышения результативности действия гарантий конституционного права на защиту необходимо устранить существующие недочеты, ошибки и даже противоречия между федеральными законами, регулирующими порядок уголовного судопроизводства, Конституцией РФ и нормами международного права. Иначе говоря, нужно привести нынешнюю законодательную базу России в соответствие с международными стандартами в сфере обеспечения прав человека на защиту.

В реалиях современного переходного состояния российской правовой системы наиболее действенным остается судебно-правовой механизм обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Обязательно, чтобы права и свободы человека проникали во все конституционные институты. Гарантировать эффективное осуществление и защиту прав и свобод личности мыслимо только при формировании соответствующих структур, законодательном установлении надлежащих правил и механизмов их реализации, с помощью которых у граждан появится реальная возможность защищать свои законные права и интересы.

1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. — М.: Феникс, 2015. — 64, [1] с.; 20 см. — 10000 экз. — ISBN 978–5-222–24242–1.

2. Российская Федерация. Законы. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федер. закон: принят Гос. Думой 22 нояб. 2001 г.: по состоянию на 01 фев. 2015 г.]. — М.: Проспект, 2015. — 256, [2] с.; 20 см. — На тит. л.: Проф. юрид. системы «Кодекс». — 25000 экз. — ISBN 978–5-392–18215–2.

3. Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: федер. закон: [принят Гос. Думой 31 марта 2004 г.: одобр. Советом Федерации 14 апр. 2004 г.]. — М.: Российская газета, 2004. — № 88, [3]; 21 см. — (Актуальный закон). — ISBN 5–900904–02–4.

4. Лазарев, В. В. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации [Текст]: научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Ю. Г. Арзамасов, В. С. Афанасьев, В. К. Бабаев и др.; отв. ред. В. В. Лазарев; Федеральная палата адвокатов РФ, Научно-консультативный совет. — Изд. 4-е, перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2009. — 872 с.; 22 см. — Библиогр.: с. 857–869. — 1000 экз. — ISBN 978–5-9916–0059–0.

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

СТ 16 УПК РФ

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Комментарий к Статье 16 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правовую основу действия данного принципа в уголовном судопроизводстве составляют ст. ст. 48, 49 Конституции РФ, которые гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, а в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). Кроме того, положения данного принципа провозглашаются и в международно-правовых актах: Международном пакте о гражданских и политических правах (подп. «d» п. 3 ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подп. «c» п. 3 ст. 6), в соответствии с которыми каждый при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения вправе защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника, а если он не имеет защитника, то вправе быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда того требуют интересы правосудия, безвозмездно для него, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника.

2. Все положения, которые регламентируют право подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве, касаются не только данных участников уголовного процесса, но и в соответствии с родовым понятием «обвиняемый», а также положениями ч. 1 ст. 47 УПК РФ подсудимого, осужденного. При этом весь спектр, составляющий право на защиту в отношении данных участников уголовного судопроизводства, может действовать как в совокупности, так и в отдельности при производстве по уголовным делам.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

4. Нарушение принципа обеспечения подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному права на защиту влечет за собой отмену либо изменение итогового судебного решения вышестоящей судебной инстанцией при производстве по уголовным делам. Так, к примеру, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ безусловным основанием к отмене или изменению судебного решения является рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным, или с иными нарушениями права обвиняемого пользоваться защитой с помощью защитника. Так, Определением Судебной коллегии ВС РФ от 26 июля 2012 г. N 53-Д12-14 дело о покушении на организацию незаконного сбыта наркотических средств, приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств направлено на новое судебное рассмотрение, так как судом надзорной инстанции нарушено право осужденного на защиту .
———————————
Там же.

5. Содержание принципа обеспечения права на защиту включает в себя ряд положений, которые сами составляют определенные критерии институциональности (инструментальности) в уголовном судопроизводстве. Кроме того, некоторые положения состоят из самого содержания принципа обеспечения права на защиту, другие корреспондируют с нормами УПК РФ, а некоторые регламентируются Конституцией РФ и международными нормативными правовыми актами. Содержание принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту включает в себя следующее:

1) обязанность обеспечить право на защиту подозреваемому, обвиняемому в уголовном судопроизводстве. В силу публичности уголовно-процессуальных отношений обязанность по обеспечению права на защиту возлагается на государство;

2) право на защиту подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве может быть осуществлено лично подозреваемым, обвиняемым; с помощью защитника; с помощью законного представителя;

3) право на защиту, которое связано с оказанием квалифицированной юридической помощи при производстве по уголовному делу;

4) обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснить подозреваемому, обвиняемому их право защищаться всеми не запрещенными нормами УПК РФ способами и средствами;

5) из вышеназванного элемента содержания права на защиту вытекает одна из составляющих права на защиту — осознание подозреваемым, обвиняемым наличия у них права защищаться всеми способами и средствами, не запрещенными нормами УПК РФ;

Читайте так же:  Напряженность трудового процесса как вредный фактор

6) наделение подозреваемого, обвиняемого всеми процессуальными правами, которые позволяют обеспечить не только реализацию права на защиту, но и нормальное положение подозреваемого, обвиняемого в случае избрания и применения в отношения их мер уголовно-процессуального принуждения при производстве по уголовному делу;

7) обеспечение реальной возможностью пользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно, а в случаях, предусмотренных законом, — также законного представителя, которые наделены процессуальными правами и обязанностями, обеспечивающими достижение целей их участия в уголовном судопроизводстве. Участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого, обвиняемого обеспечивается должностными лицами, ответственными за производство по делу;

8) действие презумпции невиновности при производстве по уголовным делам.

Практика ЕСПЧ с учетом положений ЕКПЧ в качестве дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту, выделяет следующие элементы:

а) стандарты «добросовестного, сознательного и разумного отказа» от защитника ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Talat Tunc v. Turkey, Постановление от 27 марта 2007 г.; дело Jones v. the United Kingdom, Постановление от 9 сентября 2003 г.; дело Pishcalnikov v. Russia, Постановление от 24 сентября 2009 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

б) право на беспрепятственную коммуникацию обвиняемого с выбранным или назначенным защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Moiseev v. Russia, Постановление от 9 октября 2008 г.; дело S. v. Switzerland, Постановление от 28 ноября 1991 г.; дело Castravet v. Moldova, Постановление от 13 марта 2007 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

в) конфиденциальность коммуникации адвоката-защитника с обвиняемым и сведений, полученных защитником в ходе такого общения (адвокатская тайна) ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Smirnov v. Russia, Постановление от 7 июня 2007 г.; дело Kempers v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Lantz v. Austria, Постановление от 21 января 2002 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

г) право обвиняемого и его защитника на доступ к материалам уголовного дела и на получение необходимых копий процессуальных документов ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Foucher v. France, Постановление от 18 марта 1997 г.; дело Kremzow v. Austria, Постановление от 27 февраля 1997 г.; дело Mirialashvili v. Russia, Постановление от 11 декабря 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

д) право на своевременность встреч с защитником ;
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Mayzit v. Russia, Постановление от 20 января 2005 г.; дело Bogumil v. Portugal, Постановление от 7 октября 2008 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

е) право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника .
———————————
Данное положение нашло свое отражение в таких решениях ЕСПЧ, как дело Popov v. Russia, Постановление от 13 июля 2006 г.; дело Groissant v. Germany, Постановление от 25 сентября 1992 г.; и др. // http://europeancourt.ru/uploads/ (дата обращения: 27.05.2015).

При этом некоторые положения дополнительных элементов, которые составляют содержание принципа права на защиту и нашли свое отражение в решениях ЕСПЧ, определены в действующем уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

Аналогичная позиция была высказана и Конституционным Судом РФ в Постановлении от 28 января 1997 г. N 2-П. Так, Конституционный Суд отмечает, что «участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь» ().

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. N 8-П // .

Понятие, форма удостоверения адвоката определены Приказом Минюста России от 5 февраля 2008 г. N 20 «Об утверждении Административного регламента исполнения территориальными органами Федеральной регистрационной службы государственной функции по ведению реестра адвокатов субъекта РФ и выдаче адвокатам удостоверений» // РГ. 2008. 25 апр. N 4648.

Данная позиция отражена и в ч. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» // .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. «По делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина», а также Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. N 128-О // .

Принят 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге // .

8. Сам процессуальный порядок разъяснения судом, прокурором, следователем и дознавателем прав подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, осужденному регламентирован нормами УПК РФ. Время и порядок разъяснения прав данным участникам уголовного судопроизводства предусматривается ч. 6 ст. 47, ч. 1 ст. 92, ст. 172 и др. (см. подробнее комментарий к данным статьям).

9. Во всех случаях судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту. При наличии к тому оснований суд, в частности, вправе признать полученные доказательства недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), возвратить уголовное дело прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ (ч. 3 ст. 389.22, ч. 3 ст. 401.15 УПК РФ), изменить или отменить судебное решение (ст. 389.17, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ) и (или) вынести частное определение (постановление), в котором обратить внимание органов дознания, предварительного следствия, соответствующей адвокатской палаты или нижестоящего суда на факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер (ч. 4 ст. 29 УПК РФ) .
———————————
См.: п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // .

Право на защиту в уголовном судопроизводстве, или Защищайтесь, сударь!

В конце июня Пленум ВС РФ разъяснил некоторые особенности статуса защитника в уголовном процессе (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»; далее – Постановление). Причем обсуждение этого Постановления среди юристов началось задолго до его принятия. Рассмотрим, какие нормы содержатся в этом документе, и почему он вызвал такой интерес в юридической среде.
Читайте так же:  Особенности ипотечного кредитования в россии

Право на отвод недобросовестного защитника

Еще до первого обсуждения проекта Постановления ознакомившиеся с ним юристы выразили опасения по поводу того, что в случае его принятия судьи смогут оценивать деятельность адвокатов и отстранять их от участия в процессе без согласия обвиняемых. Безусловно, возможное предоставление судам права на такие радикальные меры не могло остаться незамеченным в адвокатской среде. Данная информация не подтвердилась, однако во время первого обсуждения ВС РФ проекта документа, которое прошло 4 июня, внимание юристов приковала уже другая норма. Согласно ей, судам следует реагировать на недобросовестное осуществление обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве. Сложно перечислить все примеры, которые могут проиллюстрировать такую недобросовестность, – от затягивания ознакомления с материалами дела до фактов осуждения адвокатом доверителя и совершения защитником процессуальных действий, противоречащих интересам обвиняемого. При этом в проекте Постановления не говорилось, как следует поступать судьям при недобросовестных действиях со стороны обвиняемого и его защитника.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь
Конструктором правовых документов
в интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Во избежание неправильного толкования данного положения Суд исключил его из итогового текста Постановления. Судья ВС РФ Игорь Таратута так прокомментировал решение Суда: «Согласившись с прозвучавшей на прошлом заседании критикой, редакционная комиссия сочла необходимым исключить данный абзац и изложить иную, менее жесткую формулировку по этой проблеме, перенеся ее в п. 18, в котором разъясняются формы реагирования суда на выявленные им нарушения или ограничения права обвиняемого на защиту». Теперь суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса (п. 18 Постановления). По мнению эксперта «Правовой сервис 48Prav.ru» Дениса Ковалёва, данная формулировка в известной степени дает судам свободу для принятия решений, поскольку такая категория, как недобросовестность, является субъективной – например, заявление адвокатом ходатайства, которое в дальнейшем было отклонено судом, тоже можно расценить как недобросовестное поведение, обвинив адвоката в том, что он мог предвидеть этот отказ.

Много дискуссий вызвала также норма об отводе адвоката. ВС РФ счел, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия, то такой адвокат подлежит отводу (п. 10 Постановления). Это относится и к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. «С учетом выступлений присутствующих на предыдущем заседании Пленума и замечаний Генеральной прокуратуры РФ уточнена редакция последнего абзаца п. 10. Теперь в нем разъяснено, что не исключается возможность отвода защитника и в иных случаях выявления противоречий между интересами защитника и интересами его клиента, которые не позволяют данному защитнику участвовать в деле», – пояснил Игорь Таратута. Так, в качестве противоречий может рассматриваться, например, признание обвинения одним подсудимым и оспаривание его другим по одним и тем же эпизодам дела или изобличение одним обвиняемым другого.

Партнер компании «КОНСИЛЬЕРЕ» Сергей Ершов считает, что это положение позволит судьям удалять из процесса «неугодных» защитников: «Принимая во внимание сложившийся в судах обвинительный уклон, предоставление судам инициативы по отводу адвокатов представляется странным и не способствующим соблюдению права на защиту». А управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры» Генрих Падва рассказал в интервью порталу ГАРАНТ.РУ, что расценивает данную позицию как абсолютно оправданную. «Может ли эта норма привести к злоупотреблениям со стороны судей? Конечно, может, но явных поводов для этого я не усматриваю», – добавил он.

ВС РФ разъяснил также, что когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов (п. 12 Постановления). Эксперты подчеркивают, что данная норма идет вразрез со ст. 48 Конституции РФ, закрепляющей право обвиняемого пользоваться услугами избранного им защитника. «На практике возможны ситуации, когда защиту одного обвиняемого осуществляет целая группа адвокатов, у каждого из которых свои задачи, цели и функции. Данный пункт Постановления указывает судам на возможность рассмотрения дела при участии хотя бы одного из защитников обвиняемого, независимо от причин неявки иных защитников, позиции обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Такая инициатива суда напрямую влияет на возможность обвиняемого защищаться по уголовному делу, поскольку ограничивает тактику и способы защиты обвиняемого, согласованные с его защитниками», – заявляет Сергей Ершов.

Право на назначение защитника

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ (ч. 1 ст. 51 УПК РФ). ВС РФ пояснил, что если обвиняемый не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом, суд должен сам принять меры по назначению защитника. В этом случае обвиняемый не может выбрать себе конкретного адвоката (п. 14 Постановления). Председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры» Елена Юлова считает данную норму абсолютно справедливой: «Адвокат по назначению привлекается в определенном порядке, поэтому им необязательно будет лицо, которое хочет видеть в качестве защитника подсудимый. Если же подсудимый настаивает на защите конкретным адвокатом, у него есть право самостоятельно либо через третьих лиц заключить с ним соглашение на защиту. Если для него это невозможно по материальным соображениям – тут уж ничего не поделаешь». А вот Сергей Ершов полагает, что эта мера позволит назначать «удобного» для суда защитника, что не будет способствовать защите прав обвиняемого.

ВС РФ еще раз акцентировал внимание на том, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ (п. 13 Постановления). Впервые такую позицию высший суд страны высказал еще в конце 70-х годов прошлого века (Постановление Пленума ВС СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».

Читайте так же:  Шум во время ремонта правила

Обеспечение права на защиту действует на всех стадиях уголовного судопроизводства (п. 1 Постановления). Юристы советуют обратить внимание на эту позицию Суда. «На практике в прокуратуру не приглашают на дружескую беседу. Поэтому, имея возможность прийти туда вместе со своим защитником, стоит ею воспользоваться. В Постановлении отмечается, что право на защиту имеют лица еще на стадии проведения доследственных проверок. Это принципиальный момент», – считает руководитель Московской коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Алексей Курганов.

ВС РФ, тем не менее, все же упоминает о допуске одного из близких родственников обвиняемого или иного лица в качестве защитника уже на судебной стадии производства по делу. Отмечается, что при разрешении соответствующего ходатайства обвиняемого суду следует учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность привлекаемого лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу. В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (п. 10 Постановления).

[2]

Нарушение прав обвиняемого

ВС РФ в очередной раз настоятельно порекомендовал судам проверять, извещены ли стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, как того требует процессуальное законодательство (ч. 4 ст. 231 УПК РФ). Одновременно с этим ВС РФ дал неоднозначное толкование этой нормы. Он отметил, что при несоблюдении указанных сроков суд должен выяснить у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого суду следует объявить перерыв в судебном заседании либо отложить его на определенный срок (п. 5 Постановления). «Проверка того, достаточно ли времени было у обвиняемого для подготовки к защите при условии нарушения сроков его извещения, фактически остается на усмотрение суда. Это значит, что на практике возможен формальный подход суда к обеспечению права обвиняемого на защиту, выражающийся отметкой в протоколе судебного заседания «о достаточности времени на подготовку к судебному заседанию», – сетует Сергей Ершов.

ВС РФ обращает внимание на то, что оправдательный приговор может быть изменен по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту лишь в части, касающейся основания оправдания, и только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (ч. 3 ст. 389.26 УПК РФ). Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту, подчеркнул Суд, не допускается (п. 19 Постановления). А обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, в том числе законных. При новом рассмотрении дела в суде первой или апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора в связи с нарушением права обвиняемого на защиту, а также по иным основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, не допускается применение закона о более тяжком преступлении, назначение обвиняемому более строгого наказания или любое иное усиление его уголовной ответственности (п. 20 Постановления). Данная позиция Суда направлена на улучшение положения обвиняемого.

Нарушение судебного порядка

Если обвиняемый нарушает порядок в судебном заседании, не подчиняется распоряжениям председательствующего или судебного пристава, то в зависимости от характера нарушений председательствующий предупреждает его о недопустимости такого поведения либо выносит мотивированное решение об удалении из зала заседания на определенный период (ч. 1 ст. 258 УПК РФ). ВС РФ добавил, что обвиняемый может быть удален, например, до окончания судебного следствия или завершения прений сторон, либо на период допроса потерпевшего или свидетеля. Право суда удалить обвиняемого должно быть разъяснено в подготовительной части судебного заседания (п. 8 Постановления).

При этом если обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника, суд принимает меры к его назначению (п. 9 Постановления). Таким образом, данная норма фактически расширяет установленные ч. 3 ст. 258 УПК РФ возможности суда по удалению нарушителя порядка, поскольку позволяет суду удалить подсудимого не только до окончания прения сторон, как указано в этой норме, но и на более короткий срок.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательствах. Однако при подготовке окончательной версии Постановления ВС РФ включил в него положение о том, что по просьбе обвиняемого суд должен предоставить ему время для обращения за помощью к своему адвокату и получения от него указанной информации. «Полагаю, что такое право должно разъясняться обвиняемому председательствующим вместе с регламентом судебного заседания и возможными последствиями удаления обвиняемого в случае его нарушения», – высказался Игорь Таратута.

Источники


  1. Абдулаев, М. И. Теория государства и права / М.И. Абдулаев. — М.: Магистр-Пресс, 2004. — 472 c.

  2. Курскова Г. Ю. Политический режим Российской Федерации. Теоретико-правовой аспект; Юнити-Дана, Закон и право — Москва, 2008. — 296 c.

  3. Попов, В. Л. Курс лекций по судебной медицине / В.Л. Попов, Р.В. Бабаханян, Г.И. Заславский. — М.: ДЕАН, 2016. — 400 c.
  4. Новое в судебном законодательстве Российской Федерации. — М.: Омега-Л, 2017. — 128 c.
  5. Иконы из собрания Церковно-археологического кабинета Московской Духовной Академии. — М.: PeNates-ПеНаты, Московская Православная Духовная Академия, 2015. — 32 c.
  6. Нарушение права на защиту в уголовном процессе
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here