Диктофонная запись как доказательство в гражданском процессе

Самое важное на тему: "Диктофонная запись как доказательство в гражданском процессе" с комментариями профессионалов. При возникновении вопросов можно обратиться к дежурному консультанту.

Предъявление диктофонной записи в суде в качестве доказательства

П редъявление в суде диктофонной записи может служить прекрасным доказательством в судебном разбирательстве, роль которой не стоит недооценивать. В некоторых случаях она может являться единственным, но весьма эффективным доказательством лица, чьи права были нарушены.

Наличие аудиозаписи может помочь подтвердить в суде такие факты, как:

— дача денег взаймы;

— выдача/получение «черной» заработной платы.

И это далеко не весь перечень обстоятельств, подтверждение которых может осуществить наличие диктофонной записи, предъявленной в суде.

[3]

Отдельного внимания заслуживает рассмотрение такого факта, как дача денег взаймы. При составлении договора займа следует придерживаться положений, изложенных в ст. 808 ГК РФ, в соответствии с которой заключение этого договора должно быть осуществлено в письменном виде, если речь идет о сумме, превышающей более чем в 10 раз размер оплаты труда, установленный законом. Это положение, якобы, позволяет сделать вывод о невозможности подтверждения займа никакими другими видами доказательств, кроме расписки или письменного договора. Однако это мнение является ошибочным, поскольку оно не соответствует положениям закона, и, в соответствии с ч. 1 ст. 162 ГК РФ, при несоблюдении обычной письменной формы во время совершения сделки, стороны будут лишены права ссылаться в случае возникновения спора на свидетельские показания, но в то же время разрешает использовать письменные и иные доказательства. Таким образом, ограничению подлежат лишь свидетельские показания, но разрешено использование иных доказательств, к числу которых относится аудиозапись.

Что касается вывода о применении положений ст. 162 ГК РФ, а также представления других видов доказательств, то они отражены в Определении ВАС № 413/08 от 01.07.2008 по делу № А56-44572/2005, № ВАС-9364/09 от 24.07.2009 по делу № А56-11245/2007, а также Постановлении ФАС Московского округа № КГ-А41/12736-09 от 09.12.2009 по делу № А41-23599/08 и других актах судебного законодательства.

Ситуации, при которых клиент не имеет на руках никаких иных видов доказательств, подтверждающих нарушение его прав, кроме наличия аудиозаписи состоявшегося разговора, встречаются довольно часто. С одной стороны, выглядит все довольно просто, осуществил запись разговора на диктофон, предъявил ее в суде, где ее благополучно прослушали и сделали соответствующий вывод.

Что касается практики, то вопрос, касающийся предоставления аудиозаписей в суде, является не совсем однозначным, поскольку не все суды готовы принять запись, сделанную на диктофоне, в качестве доказательства. В большинстве случаев они аргументируют это нарушением порядка при ее получении, и признают такую запись разговоров неприемлемым доказательством, получение которого было осуществлено с нарушением закона.

Далее будет рассмотрены аргументы, которые приводятся в судах против использования аудиозаписей. К числу таких аргументов относятся:

1. Аудиозапись, сделанная скрытно, без получения согласия и уведомления лица, слова которого были записаны. В абзаце 6 ст. 6 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144 –ФЗ от 12.08.1995 г сказано, что запрещено проводить мероприятия оперативно-розыскного характера с задействованием технических средств, позволяющих негласно получить информацию, если это не разрешено ФЗ для физических и юридических лиц.

Таким образом, данная правовая норма устанавливает требования, в соответствии с которыми осуществление аудиозаписи должно быть гласным, т.е. о начале ее применения должно быть объявлено заранее.

2. Ссылаясь на ст. 23 Конституции РФ, граждане могут рассчитывать на право, позволяющее сделать частную жизнь неприкосновенной, а также защиты своего доброго имени и чести. При этом граждане имеют право на тайну телеграфных и почтовых сообщений, переговоров по телефону и переписки, и ограничить это право может только судебное решение. Ст. 24 Конституции РФ не допускает осуществлять хранение, сбор, распространение и использование информации, касающейся частной жизни гражданина. По сути, диктофонную запись можно расценивать как вмешательство в частную жизнь, поскольку она передает частные разговоры.

3. В Гражданском процессуальном кодексе РФ, ст. 77, отражено положение, согласно которому лицо, которое предоставило видео- или аудиозаписи, сохраненные на каком-либо носителе, должно указать условия осуществления аудиозаписи, а также кем и когда они были сделаны. Очень часто, лица, участвующие в процессе, предъявляют в суде диктофонные записи, о происхождении которых они не могут сказать точно. Не стоит надеяться, что она пригодится в суде, поскольку она считается непригодной, и использовать ее в качестве доказательства было бы неразумно.

Использование диктофонных записей регламентируется Арбитражным процессуальным кодексом, а именно ч. 2 ст. ст. 64 и 162. Арбитражные суды также просят дать разъяснение происхождения диктофонной записи.

4. При осуществлении записи на диктофон в целях самозащиты, должны быть соблюдены положения ст. 12 ГК РФ.

5. Подтверждение определенных обстоятельств может быть осуществлено наличием только письменных доказательств, к числу которых, как можно понять, не относится аудиозапись.

6. В соответствии со ст. 50 Конституции РФ, в процессе осуществления правосудия запрещено использование таких доказательств, получение которых было произведено с нарушений положений ФЗ. С учетом вышеуказанных пунктов, противники использования такой записи в виде доказательства во время судебных разбирательств пытаются убрать ее из числа фигурирующих доказательств по конкретному делу.

Читайте так же:  Реализация конфискованного имущества судебными приставами

7. Для аудиозаписи должна использоваться кассета, поскольку запись, осуществленная на цифровой диктофон или диск, недопустима.

8. В деле не фигурируют доказательства, подтверждающие принадлежность голоса на записи какому-либо определенному лицу.

Получить отказ в приобщении к делу диктофонной записи все же можно, если осуществлять диктофонную запись с учетом следующих правил:

1. Составление ходатайства о приобщении аудиозаписи к материалам дела следует осуществлять в письменной форме.

2. Если диктофонная запись предоставляется как доказательство, то в ходатайстве о приобщении ее к материалам дела необходимо указать обстоятельства, при которых она была совершена, а именно: в каких условиях, когда и кем она была сделана.

3. Следует указать, что осуществление аудиозаписи было произведено с целью самозащиты, что соответствует ст. 12 ГК РФ.

4. Телефонная запись должна быть дополнена текстовой расшифровкой.

5. Указать те существенные обстоятельства, подтверждение которых может дать диктофонная запись.

6. В некоторых случаях может потребоваться ходатайство о проведении специальной экспертизы, которая позволит установить подлинность диктофонной записи, исключит монтаж, и позволит идентифицировать голоса.

Действующее законодательство не предусматривает требования, касающиеся аргумента об осуществлении записи на кассету. Что касается судов и правоохранительных органов, то они используют практику применения цифровых аудиозаписей, и даже их копий на CD-носителях.

В случае представления записи на диске или кассете, то они будут приобщены к делу в виде вещественных доказательств. Если же запись была осуществлена на цифровой диктофон, то к делу должен быть приобщен и диктофон.

Норм, устанавливающих использование диктофонных записей в суде, не существует. Суд принимает решение о ее приобщении к делу с учетом каждого конкретного случая и обстоятельств. Необходимо позаботиться о том, чтобы преподнесение диктофонной записи в суд было организовано правильно.

Актуальность статьи: 30.07.2015 11:40:57

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в «Базе знаний службы Правового консалтинга» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Читайте так же:  Осаго по прописке или по регистрации авто

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры:

«Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)».

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы «Яковлев и Партнеры»:

«Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их «контрагент» уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства».

Сергей Карпушкин, юрист практики «Разрешение споров» юридической фирмы «Борениус»:

«Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

Читайте так же:  Жалоба на нотариуса по наследству образец

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.».

Роман Беланов, руководитель проектов компании «Хренов и партнеры»:

«Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство».

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

«Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком».

Можно ли использовать скрытую (тайную) диктофонную аудио-запись, как доказательство в суде? Можно!

Верховный Суд Российской Федерации признал доказательством аудиозапись разговора, произведенную без согласия собеседника. Это шикарная новость и логичное решение. Запись разговора в котором ты лично принимаешь участие не является вторжением в частную жизнь собеседника. Носим с собой диктофоны.

Верховный суд разрешил использовать в качестве доказательства аудиозапись, сделанную без уведомления.
Следующая новость может заинтересовать юристов и бизнесменов. Верховный суд разграничил понятия «частная жизнь» и «договорные отношения». Как оказалось, если речь идет о последнем понятии, доказательством в суде может выступать запись телефонного разговора, сделанная без уведомления собеседника.

Верховный суд РФ определением от 6 декабря 2016 года по делу №35-КГ16-18 разрешил использовать в качестве доказательства в судебном споре аудиозапись,сделанную без согласия участника разговора. Однако судьи разъяснили разницу между деловыми отношениями и частной жизнью.

Суть спора

Суды трех инстанций рассматривали дело о взыскании долга, основным доказательством по которому проходила запись телефонного разговора кредитора и должника,сделанная без согласия последнего. Суд первой инстанции не усмотрел проблемы в этом обстоятельстве и удовлетворил иск в полном объеме, приняв аудиозапись в качестве доказательства. Однако апелляционный суд решение коллег отменил, посчитав такое доказательство незаконным: поскольку должник не знал, что разговор записывается, был нарушен Федеральный закон «О защите информации». Окончательную точку в споре поставил Верховный суд.

Позиция Верховного суда

Коллегия ВС РФ по гражданским спорам усмотрела ошибку в апелляционном определении. Хотя, запись разговора между истцом и ответчиком действительно была сделана без уведомления о фиксации разговора и такая информация фактически получена помимо воли должника, есть нюансы в содержании самого разговора. Статья 9 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», который запрещает требовать от гражданина предоставить информацию о его частной жизни и получать такую информацию помимо его воли, не относится к деловым отношениям. Верховный суд отметил, что запись была сделана одним из участников разговора, а речь шла именно об обстоятельствах, связанных с договорными отношениями между сторонами, а не об их частной жизни. В определении суда сказано:

В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется. При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В соответствии с нормами статьи 55 ГПК РФ аудиозаписи – это самостоятельное средство доказывания, и ссылаться на аудиозапись телефонного разговора можно, при условии, что не нарушены требования законодательства об охране частной жизни. С такой позицией ранее уже выступал Конституционный Суд РФ. В частности, в определении КС РФ от 28.06.2012 № 1253-О сказано:

Читайте так же:  Работа без договора как получить деньги

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера; в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

В связи с тем, что разговор о долговых обязательствах таких признаков не имел, аудиозапись была признана доказательством на законных основаниях.

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 6 декабря 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующей Гетман Е.С.,
судей Романовского СВ. и Киселёва А.П.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Страховой Е В к Белану Р И , Шишкиной Е С о взыскании долга по договору займа по кассационной жалобе Страховой ЕВ. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения представителя Страховой Е.В. Иванова А.В., поддержавшего доводы жалобы, представителя Шишкиной Е.С. Кардаша А.В., просившего жалобу отклонить,

установила:

Страхова Е.В. обратилась в суд с иском к Белану Р.И. и Белан Е.С. о взыскании основного долга по договору займа в размере 1 500 000 руб., процентов за пользование суммой займа в размере 1 450 000 руб., процентов за просрочку возврата суммы займа в размере 226 875 руб.

В обоснование заявленных требований Страхова Е.В. указала, что 24 января 2011 г. между ней и Беланом Р.И. заключён договор займа, по условиям которого истица передала ему денежные средства в размере 1 500 000 руб. на три года с начислением 20% годовых. Денежные средства по данному договору были предоставлены по просьбе заёмщика и его супруги Белан Е.С на общие нужды семьи. Свои обязательства по договору займа Белан Р.И. не исполнил.

Признавая долг по названному договору займа общим обязательством ответчиков, состоявших в браке на момент заключения этого договора с истицей, суд сослался на представленную Страховой Е.В. аудиозапись её телефонных переговоров с Беланом Р.И. и Белан Е.С, подтверждающую, что заём был предоставлен Белану Р.И. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих предоставление истицей Белану Р.И. займа на общие
нужды семьи. При этом суд указал, что представленная истицей аудиозапись телефонных переговоров является недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Шишкиной (Белан) Е.С. и в нарушение норм процессуального права о представлении таких доказательств.
С такими выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям. В соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 названного кодекса). Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Шишкина (Белан) Е.С. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонныхпереговоров со Страховой Е.В.Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том,что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговорасуд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защитеинформации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в томчисле информации, составляющей личную или семейную тайну, и получатьтакую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. Всвязи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай нераспространяется.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежитотмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционнойинстанции.Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуальногокодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским деламВерховного Суда Российской Федерации

Читайте так же:  Что значит договор оферты

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующая судья.

Практика применения диктофонной аудио записи в гражданском и арбитражном процессе. Аудиозапись судебного заседания как средство доказывания.

Автор: юрист Дмитрий Лидов
*Чтобы получить бесплатную юридическую консультацию — Напишите свой вопрос в форме или Позвоните по бесплатному номеру 8(800) 500-27-29 доб 298

Автор: Барников Р.И.

Опубликовано: Журнал Российская юстиция. -2007. — № 10. — С. 32 — 33, журнал «Юрист компании» №3, 2007 г.

Позвольте товарищи, у меня все ходы записаны!
(Ильф и Петров. «12 стульев»)

Применение диктофона в судебном процессе является весьма остро обсуждаемой проблемой среди практикующих юристов. Эта тема напрямую затрагивает принцип гласности – один из важнейших принципов судопроизводства.

Не секрет, что многие судьи (если не большинство) не приветствуют применение аудиозаписывающих устройств в зале суда. Приведем пример из судебной практики. Пенсионер Вобликов В.Н. обратился в суд с иском о взыскании недоплаченной пенсии и в ходе процесса совершил правонарушение, за которое подвергся административному аресту сроком на одну неделю. В постановлении судьи указано, что «из самих показаний правонарушителя Вобликова судом усматриваются прямые признаки правонарушения, так как ведение аудиозаписи было направлено на срыв судебного заседания и с целью унизить достоинство председательствующего судьи…». (Козлова Н. Бесплатному защитнику положено сидеть//Российская газета. 2003. 30 окт. С. 5.)

Несмотря на это современное российское законодательство напрямую допускает применение аудиозаписи в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Это российская интерпретация гласности. Так, например, принцип гласности в германском варианте не допускает возможность аудио- или видеозаписи судебного заседания для публичного воспроизведения, даже с согласия сторон и разрешения суда; не предусматривается и права сторон на самостоятельные аудио- или видеозаписи судебного разбирательства.

Базисные положения применительно к рассматриваемой теме закреплены в Конституции РФ, которая устанавливает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45) а также свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29).

В ч. 7 ст. 10 ГПК РФ и ч. 7 ст. 11 АПК РФ аудиозапись получила свою конкретную регламентацию. Законодателем закреплено, что лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства.

Однако, при этом возникает вопрос: может ли мешать порядку в судебном заседании применение диктофона? Представляется, что нет. Это объясняется тем, что согласно ч. 4 ст. 158 ГПК РФ и ч. 3 ст. 164 АПК РФ надлежащему порядку в судебном заседании не должны мешать действия граждан, присутствующих в зале заседания и осуществляющих разрешенные судом фотосъемку и видеозапись, трансляцию судебного заседания по радио и телевидению. Таким образом, каких-либо ограничений для аудиозаписи нет. Фото- и видеоаппаратура возможно и может реально помешать ведению судебного процесса, поскольку при ее использовании применяются вспышки, лампы освещения, штативы и т.п. Также необходимо учитывать и человеческий фактор: не всякому приятно фотографироваться, а тем более записываться на видеокамеру в обстановке судебного разбирательства. В более выгодном положении находится диктофон, который обладает маленькими габаритами, работает бесшумно и тем самым не создает каких-либо помех для судебного разбирательства.

О том, что диктофон не может помешать порядку судебного заседания, свидетельствует и тот факт, что Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 161-ФЗ из ч. 5 ст. 241 УПК РФ «Гласность» исключены слова, устанавливающие согласие сторон для применения аудиозаписи, а также исключен запрет для применения аудиозаписи, если это создает препятствие для судебного разбирательства. Таким образом, законодатель встал на позицию невозможности создания применением диктофоном каких-либо помех порядку судебного заседания. Сложным и неоднозначным вопросом является возможность применения полученной аудиозаписи судебного заседания в качестве средства доказывания.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Рассмотрим пример из судебной практики. При подаче кассационной жалобы, ООО «Торговый дом «Обувь» заявило письменное ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве доказательств по делу аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УМНС РФ по Челябинской области в арбитражный суд Челябинской области. Налоговые органы возразили против удовлетворения ходатайства и заявили, что указанный диск с аудиозаписью и копия заявления по другому делу не являются относимыми и допустимыми доказательствами по рассматриваемому спору, ссылаются также на отсутствие у кассационной инстанции полномочий на приобщение к делу новых доказательств, которые не были предметом исследования в ходе рассмотрения спора по существу. Суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, руководствуясь ст.ст. 67, 68, 286, 290 АПК РФ определил: отказать ООО ТД «Обувь» в приобщении аудиозаписи судебного заседания апелляционной инстанции на CD-диске и копии заявления от УФНС РФ по Челябинской области 17.11.04 г. N 07-14

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here